Ук рф длящееся преступление статья

Ук рф длящееся преступление статья

Длящиеся преступления с материальным составом.
К вопросу о квалификации преступного уклонения от уплаты налогов

Одним из следствий обострения кризиса в системе хозяйствования нашей страны стала объективная необходимость усиления противодействия таким наиболее вредоносным для финансовой сферы преступлениям, как уклонение от уплаты налогов, таможенных платежей, погашения кредиторской задолженности. Кроме того, в связи с особой значимостью для отечественной экономики перевода в Россию валюты, принадлежащей резидентам – юридическим лицам, актуализировалась потребность в возбуждении уголовного преследования за невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте, подлежащих обязательному перечислению на счета в уполномоченный банк Российской Федерации (ст.193 УК РФ). Однако ввиду достаточно необычного сочетания характера названных преступлений и конструкции их составов, а также с учетом инфляционных процессов перед практиками возникла в числе прочих довольно острая проблема уголовно-правовой квалификации, связанная с определением момента окончания перечисленных преступных деяний.

Дело в том, что составы всех указанных преступлений являются материальными и при этом каждое из них должно быть отнесено к числу длящихся. Поскольку данная точка зрения разделяется далеко не всеми криминалистами, остановлюсь на ней подробнее.

Предложение относить уклонение от уплаты налогов, невозвращение валюты в Россию и иные названные выше преступления к категории длящихся было сделано автором статьи в ходе диспута, организованного профессором Н.Ф.Кузнецовой на возглавляемой ею кафедре уголовного права МГУ, и вызвало категорическое неприятие со стороны многих участников дискуссии. Это не стало неожиданностью, поскольку и ранее в науке возникали споры относительно причисления того или иного преступного деяния, например дезертирства или побега из мест лишения свободы, к данной категории преступлений. Причем относительно последних деяний решение вопроса упрощалось тем, что их составы являются формальными: выполнение состава не завершается наступлением последствия (следует подчеркнуть известную условность деления составов на формальные и материальные, так как и преступления, охватываемые формальными составами, также не "беспоследственны", что обоснованно отстаивается некоторыми криминалистами). Ныне же обсуждаемый вопрос ставится значительно острее именно потому, что упомянутые налоговые, валютные и иные преступления включают в себя определенное в статье Особенной части УК последствие, что и заставляет отнести составы этих преступлений к числу материальных.

В обоснование вывода о том, что обсуждаемые экономические преступления, безусловно, являются длящимися, сошлюсь, прежде всего, на содержащееся в постановлении 23-го Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. (в редакции постановления от 14 марта 1963 г.) определение, согласно которому "длящееся преступление можно определить как действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования. Длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти)". Пленум констатировал также, что "срок давности уголовного преследования в отношении длящихся преступлений исчисляется со времени их прекращения по воле или вопреки воле виновного (добровольное выполнение виновным своих обязанностей, явка с повинной, задержание органами власти и др.)".

Ошибкой сторонников определения невозвращения валютных средств из-за границы, уклонения от уплаты налогов и других обсуждаемых преступлений как простых (в принятой терминологии), а не длящихся, является, на мой взгляд, то, что содержанием правовой обязанности лица они считают лишь совершение определенных действий до наступления конкретного срока. Из данной позиции следует, что при несовершении действий к установленному сроку преступление окончено в том смысле, что состав далее не продолжает выполняться.

Однако установленная неуголовным законодательством обязанность (исполнение которой подкрепляется действием уголовно-правовых норм) вовсе не прекращается в момент наступления установленного для ее исполнения срока. Например, согласно ст.11 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" обязанность физического лица по уплате налога прекращается уплатой им налога, его отменой, а также смертью налогоплательщика при невозможности произвести уплату налога без его личного участия, если иное не установлено законодательными актами. Обязанность же юридического лица по уплате налога также прекращается уплатой либо отменой налога. Схожие требования содержатся и в нормативных актах, регулирующих вопросы взимания таможенных платежей, зачисления валюты на счет в уполномоченных банках.

Таким образом, невыполнение в установленный срок (календарный срок, определенный в законе о конкретном налоге или в договоре об экспортной сделке, срок, связанный с датой принятия таможенной декларации или днем истечения срока ее подачи) обязанности зачислить средства в инвалюте на счет в уполномоченном банке, уплатить налог, таможенный сбор, погасить кредиторскую задолженность не означает исчезновения соответствующей обязанности. И после наступления срока, т.е. тогда, когда преступление уже начало совершаться, лицо продолжает быть обязанным выполнить определенные действия, а потому деяние лица, часто называемое преступным состоянием, безусловно, является длящимся.

Во время кафедрального диспута в МГУ в противовес изложенному мнению одним из участников обсуждения было высказано соображение, что и в случае совершения, к примеру, кражи на виновном в течение определенного времени может "висеть" обязанность погасить причиненный пострадавшей стороне ущерб. Однако невыполнение этой обязанности не превращает кражу в длящееся преступление.

Приведенный довод не достигает цели по той причине, что норма о посягательстве на собственность в форме кражи не охраняет указанную обязанность, которая возникает в связи с причинением вреда хищением и, действительно, может существовать достаточно долго; кража не состоит в нарушении данной обязанности и потому не является длящимся преступлением.

Что же касается определения категории составов рассматриваемых преступлений, то, опровергая утверждения ряда исследователей, считающих составы, содержащиеся, в частности, в ст.ст.193, 198, 199 УК РФ, формальными (Н.А.Лопашенко, А.С.Горелик и др.), можно сослаться на постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 июля 1997 г. N 8, где определяется, что "общественная опасность уклонения от уплаты налогов заключается в умышленном невыполнении конституционной обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы (ст.57 Конституции Российской Федерации), что влечет непоступление денежных средств в бюджетную систему Российской Федерации". Кроме того, согласно п.5 постановления для вменения состава оконченного преступления необходимо установить фактическую неуплату налога за соответствующий налогооблагаемый период в срок, определенный налоговым законодательством.

Поскольку аналогично составам налоговых сконструированы и составы других обсуждаемых преступлений в сфере экономической деятельности, то применительно, скажем, к составу невозвращения валюты из-за границы можно утверждать, что находящееся в рамках соответствующего преступления последствие заключается в таком результате бездействия руководителя организации, как непоступление на счет в уполномоченном банке валютных средств организации.

Кроме того, "материальность" всех обсуждаемых составов преступлений, т.е. наличие в них признака, характеризующего небезразличное для квалификации последствие, прямо вытекает из указания Кодекса на его (последствия) исчисляемость. Прийти к подобному заключению можно, основываясь на содержащейся в законе количественной характеристики последствия: все перечисленные посягательства на экономические отношения признаются преступными, если только они совершаются не менее чем в крупном размере, который определяется в Кодексе вполне конкретно. Например, невозвращение инвалюты из-за границы расценивается как преступное только при крупном размере "невозврата", т.е. тогда, когда, согласно примечанию к ст.193 УК РФ, сумма средств в иностранной валюте превышает 10 тысяч минимальных размеров оплаты труда.

Итак, некоторые длящиеся преступления охватываются материальными составами преступления. Но нет ли в данном утверждении неустранимого, как полагают некоторые практические работники, противоречия, заключающегося, в частности, в том, что последствие деяния наступает ранее окончания преступления? И как в таком случае исчислять небезразличный для уголовной ответственности крупный размер, к примеру, невозвращенной из-за границы иностранной валюты?

Согласно п.12 упомянутого постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 июля 1997 г. N 8 при определении в денежном выражении размера неуплаченного налога надлежит исходить из минимального размера оплаты труда, действовавшего на момент окончания налогового преступления. Данное правило распространимо на исчисление размеров материальных последствий и других преступлений, в частности, с учетом приведенного положения необходимо рассчитывать размер невозвращенных средств в иностранной валюте.

Читайте также:  Можно ли проверить слово президент

Что же следует считать моментом окончания длящегося преступления, притом что мы признали состав этого преступления материальным? Применительно, скажем, к той же ст.193 УК РФ вопрос формулируется так: момент окончания преступления – это срок, к которому должны были поступить (но не поступили) инвалютные средства на счет в уполномоченном банке либо это момент прекращения преступной деятельности по причинам, указанным в приведенном постановлении Пленума Верховного Суда?

Проиллюстрирую актуальность проблемы следующим конкретным примером. Представим, что срок, к которому иностранная валюта должна была быть возвращена организацией-резидентом из-за границы на счет в уполномоченном банке, наступил 15 мая 1998 г. (на этот день размер валюты для признания деяния преступным должен был превышать 130 тыс. долларов), а выявлено правонарушение было лишь 15 октября 1998 г. (когда размер валюты должен был превышать 55 тыс. долларов). Предположим также, что в нашем случае размер невозвращенной валюты составляет 100 тыс. долларов. Если признать моментом окончания преступления 15 мая 1998 г., то действия лица не могут быть расценены как преступные. Если же обоснуем, что момент окончания – 15 октября 1998 г., то руководитель организации должен нести уголовную ответственность (при наличии, конечно, его вины) по ст.193 УК РФ.

Ответ на поставленный вопрос связан с критикой высказанного в ряде научных работ суждения, что моменты окончания длящегося преступления и прекращения преступного состояния не совпадают (В.Н.Кудрявцев, А.А.Пионтковский и др.). В обоснование данной позиции А.А.Пионтковский приводил тот довод, что если не признать длящееся преступление оконченным в момент совершения действия или бездействия, сопряженного с последующим длительным невыполнением обязанностей, то нельзя будет установить критерий для разграничения добровольного прекращения длящегося преступления и добровольного отказа от совершения начатого преступления (Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М., 1961. С.369).

Приведенный аргумент представляется неубедительным, так как, если лицо, выполняющее состав длящегося преступления, добровольно прекратит свое деяние, это никак не может рассматриваться в качестве добровольного отказа от совершения преступления. Правоприменитель в такой ситуации станет руководствоваться постановлением 23-го Пленума, где, как уже было отмечено, разъясняется, что длящееся преступление кончается в том числе и вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления.

Что же касается точки зрения о несовпадении моментов окончания длящегося преступного деяния и его прекращения, то, как представляется, у длящегося преступления нет момента окончания в том смысле, как он понимается применительно к простым преступлениям. При этом я имею в виду, что совершение действия или, что бывает чаще, начало бездействия не означает окончания длящегося преступления. Длящееся преступное деяние не окончено, пока не прервано, но будучи прервано в любой момент после начала выполнения состава, расценивается как оконченное, а не как покушение. Полагаю, неправомерно ставить вопрос о том, является ли деяние оконченным преступлением или покушением после начала его совершения и до момента прерывания по перечисленным 23-м Пленумом обстоятельствам. Обсуждение подобного вопроса не имеет смысла, поскольку особенность длящегося преступного деяния такова, что в указанный промежуток времени оно не является ни тем, ни другим, т.е. ни покушением, ни оконченным преступлением: деяние еще только совершается.

В сказанном нет ничего парадоксального. В конце концов, возьмем внешне более простую, хотя и не совсем тождественную ситуацию: если выстрел в голову повлек смерть человека, чего и желал стрелявший, но жертва умерла только назавтра – как расценить деяние, пока пострадавший еще был жив? Как покушение? Но это неверно с позиции следующего дня, когда человек мертв, и имея в виду направленность действий виновного – его умысел на убийство. Как оконченное преступление (убийство)? Но пострадавший пока жив. Поэтому давать окончательную квалификацию деянию в этот короткий период так же, повторю, бессмысленно, как и длящемуся преступлению до его прерывания в связи с обстоятельствами, на которые указывает 23-й Пленум Верховного Суда СССР.

Здесь необходимо сказать, что некоторая, впрочем, кажущаяся сложность возникает на практике в связи с тем, что ст.9 УК РФ называет временем совершения преступления время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. При комментировании указанной статьи УК применительно к длящимся преступлениям утверждается, что временем совершения преступления является время совершения действия (бездействия), образующего состав преступления (Комментарий к УК РФ /Под ред. А.В.Наумова. М., 1996. С.55). При этом с учетом ссылки на 23-й Пленум комментатором, вполне очевидно, предполагается, что действие или бездействие есть нечто кратковременное, за чем следует длительное неисполнение обязанности.

Но если отделить, как это делает 23-й Пленум, бездействие как кратковременный акт от последующего преступного состояния, то на первый взгляд получается, что преступление в приведенной нами конкретной ситуации с невозвращением валюты не совершено – ведь к сроку, к которому, так сказать, впервые не выполнена соответствующая обязанность, к 15 мая 1998 г., деяние не расценивалось как преступное.

На самом деле никакой проблемы здесь нет, поскольку преступление в сконструированной нами ситуации начинает совершаться не в день, когда по договору инвалюта должна была быть зачислена на счет в уполномоченном банке, т.е. не с 15 мая 1998 г., а с того момента, когда в результате "падения" отечественной валюты сумма в 100 тыс. долларов превысила рублевую планку в 10 тыс. минимальных размеров оплаты труда (условно это произошло 15 августа 1998 г.).

Возвращаясь же к главной проблеме, полагаю возможным в итоге утверждать, что момент окончания длящегося преступления совпадает с моментом его, так сказать, фактического завершения в связи с прекращением преступной деятельности по воле лица либо вопреки ей. Стало быть, в рассматриваемом нами конкретном случае расчет суммы невозврата следует производить именно на день завершения преступного состояния, тогда как руководитель организации при вышеописанных обстоятельствах подлежал привлечению к уголовной ответственности по ст.193 УК РФ с 15 августа 1998 г.

Что же касается возможных сомнений о допустимости предшествования преступного последствия окончанию преступного деяния, то здесь нужно указать следующее. Окончание длящегося преступления происходит в момент прекращения преступного состояния, и тогда же преступление считается оконченным; последствие же в виде неполучения, неперечисления и т.д. средств носит такой же, как и собственно неисполнение обязанности, "протяженный" характер. Это "протяженное" последствие невозвращения инвалюты из-за границы несколько точнее можно определить как отсутствие (ненахождение) именно этих, совершенно определенных, конкретных средств на счете в уполномоченном банке; при уклонении от уплаты налога последствие заключается в отсутствии средств в бюджете; при уклонении от погашения задолженности – в отсутствии средств у кредитора, и т.д.

Думается, что высказанному суждению не препятствует и определение ст.29 УК РФ оконченного преступления как содержащего все признаки состава преступления. Нужно только опять же принять во внимание, что последствие обсуждаемых деяний как бы "вытянуто" во времени, но в каждый из моментов этой "вытянутости" оно наделено всеми качествами преступного, проявляемыми вместе с тем в своем законченном виде лишь при прекращении деяния.

Таким образом, преступный результат порождается собственно действием или бездействием, следует за ним и исчезает с прекращением неисполнения возложенной на лицо обязанности. Стало быть, нельзя назвать алогичным соотношение действия (бездействия) и его последствия применительно к преступлениям, о которых шел разговор. И это, следовательно, не порождает сомнений в правильности приведенных соображений о возможности охвата длящегося преступного деяния материальным составом преступления.

Читайте также:  Приговор ч 2 ст 228 ук рф

Доктор юридических наук

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Купить документ Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Длящиеся преступления с материальным составом. К вопросу о квалификации

1. Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом.

2. Неоконченным преступлением признаются приготовление к преступлению и покушение на преступление.

3. Уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на статью 30 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 29 УК РФ

1. В УК нет термина «стадия». Однако теория уголовного права и практика пользуются им, ибо, как и любая другая деятельность человека, его преступное поведение протекает во времени и пространстве и состоит из нескольких этапов. Стадии — это этапы осуществления преступления. Они отличаются по характеру действий и последствий и степени реализации преступного намерения.

Закон различает оконченное и неоконченное преступления. Неоконченное преступление, в свою очередь, бывает либо приготовлением, либо покушением (ч. 2 комментируемой статьи). Таким образом, УК предусматривает три стадии совершения преступления: оконченное преступление, приготовление к преступлению, покушение на преступление.

2. Исходя из определения преступления как общественно опасного деяния (ст. 14 УК), не является стадией так называемое обнаружение умысла, т.е. выраженное вовне словесно, письменно, угрозой и т.п. намерение совершить преступление, ибо в этих случаях нет действий, направленных на его реализацию. Однако, если установлено, что лицо обнаружило умысел на совершение преступления, следует сделать все возможное для предотвращения преступной деятельности.

Ненаказуемую угрозу совершить преступление надо отличать от преступлений, объективную сторону которых составляет психическое воздействие на потерпевшего путем угроз. В предусмотренных законом случаях (см., например, ст. ст. 119, 296 УК) такая угроза уголовно наказуема.

3. Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК (ч. 1 комментируемой статьи). В этом случае налицо полное осуществление объективных и субъективных признаков состава преступления, названных в конкретной норме Особенной части УК и вытекающих из положений Общей части УК.

Установление момента окончания преступления — одна из гарантий соблюдения принципа законности в процессе квалификации преступлений. Момент окончания преступления зависти от законодательной конструкции состава преступления.

Преступление признается оконченным:

а) в материальных составах — с наступлением преступных последствий (см., например, ст. ст. 105, 158, 159, 172, 264 УК России). Хищение оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств является оконченным, когда лицо противоправно завладело ими любым способом с намерением присвоить похищенное либо передать его другому лицу, а равно распорядиться им по своему усмотрению иным образом (п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 12.03.2002 N 5) ; экологические преступления, связанные с причинением крупного ущерба, образуют оконченный состав лишь при наличии реального ущерба;
———————————
См. также: БВС РФ. 2010. N 12. С. 11.

б) в формальных составах — с завершением общественно опасных действий (см., например, ст. ст. 166, 204, 230 УК). Так, неправомерное завладение транспортным средством считается оконченным преступлением с момента отъезда либо перемещения транспортного средства с места, на котором оно находилось; вымогательство является оконченным преступлением с момента предъявления требований о передаче имущества под угрозой причинения вреда потерпевшему или его близким ; сбыт части поддельных денег образует состав оконченного преступления ; незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества, признается оконченным с момента посева независимо от последующего всхода либо произрастания растений ; преступления, предусмотренные п. п. «б», «в», «г» ч. 1 ст. 256, ст. 258 УК, считаются оконченными с момента начала добычи, выслеживания, преследования, ловли независимо от того, были ли фактически добыты водные биологические ресурсы или иные животные; преступления, предусмотренные ст. ст. 150, 151 УК, являются оконченными с момента совершения несовершеннолетним преступления, приготовления к преступлению, покушения на преступление или после совершения хотя бы одного из антиобщественных действий, предусмотренных диспозицией ч. 1 ст. 151 УК (систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, занятие бродяжничеством или попрошайничеством) (п. 42 Постановления Пленума ВС РФ от 01.02.2011 N 1) ; при коммерческом подкупе (ст. 204 УК) преступление считается оконченным с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей ; получение должностным лицом части заранее обусловленной суммы взятки считается оконченным преступлением ;
———————————
БВС РФ. 1997. N 3. С. 10.

БВС РФ. 1997. N 5. С. 10.

БВС РФ. 1998. N 7. С. 7.

См. также: БВС РФ. 2000. N 2. С. 22.

БВС РФ. 2001. N 4. С. 17.

БВС РФ. 2001. N 8. С. 18.

в) в усеченных составах момент окончания преступления законодатель переносит на начало преступной деятельности, внешне напоминающей приготовление или покушение (например, ст. ст. 209, 277, 295, 317 УК). Разбой, равно как и хищение оружия, путем разбойного нападения в целях хищения чужого имущества, считается оконченным с момента нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2002 N 29).

Вопрос о моменте окончания преступлений, которые совершаются в течение длительного времени и складываются как бы из серии самостоятельных преступлений, т.е. в продолжаемых и длящихся преступлениях, решен в одном из постановлений высшей судебной инстанции. Началом продолжаемого преступления считается совершение первого действия из числа нескольких тождественных действий, составляющих одно продолжаемое преступление, а концом — момент совершения последнего действия. Длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и заканчивается вследствие действий самого виновного, направленных к прекращению преступления, либо наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешиваются органы власти) (п. п. 4, 5 Постановления 23-го Пленума ВС СССР от 04.03.1929).

4. Признание преступления оконченным влияет на квалификацию, позволяет отграничить от неоконченного преступления, правильно решить вопросы применения давности и амнистии. В соответствии со ст. 11 УК, чтобы знать, какой закон надо применить, следует установить, где совершено (окончено) преступление, т.е. его место. Местом совершения (окончания) преступлений с материальным составом будет место наступления преступных последствий, а для преступлений с формальным составом — место совершения обозначенных в законе действий. Если место совершения (окончания) преступления установить невозможно, то вступает в действие ст. 32 УПК.

5. В ч. 3 комментируемой статьи единообразно решен вопрос об ответственности за оконченное и неоконченное преступление. Согласно данной норме ответственность за неоконченное преступление наступает по статье УК, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на ст. 30 УК. Законодательная урегулированность уголовной ответственности приводит к выводу о том, что основание уголовной ответственности за оконченное преступление, приготовление к преступлению и покушение на преступление едино, а именно наличие состава преступления, признаки которого сформулированы в диспозиции конкретной нормы Особенной части УК. Применительно к приготовлению к преступлению и покушению на преступление это неоконченный состав, признаки незавершенности которого указаны в ч. ч. 1 и 3 ст. 30 УК.

Читайте также:  С 1 января 2019 года в москве

В ч. 3 комментируемой статьи названа формула квалификации приготовления и покушения — конкретная статья Особенной части УК и соответствующая часть ст. 30 УК.

Не существует понятия «длящееся преступление УК РФ». При этом ряд статей Уголовного кодекса предусматривает ответственность за те деяния, которые происходят систематически или сопряжены с отсутствием действий вовсе. Отграничить длящееся от продолжаемого преступного посягательства реально, и практика показывает, что это успешно реализуется в рамках единых сложных составов.

Что такое продолжаемое и длящееся преступление

Для того чтобы охарактеризовать продолжаемое и длящееся преступные действия, необходимо обратиться к первоисточнику. Длящееся нарушение УК РФ не определяет, равно, как и не содержит определение продолжаемого нарушения. Эти виды охарактеризованы в Постановлении Пленума ВС СССР в 1961 году и используются для норм действующего уголовного законодательства.

Исходя из наименования длящегося правонарушения понятно, что основным признаком ограничения его от продолжаемого неправомерного действия является непрерывный временной интервал, в пределах которого систематически производились различные действия, направленные на угнетение законных предписаний. Но Уголовный кодекс знает и случаи, когда халатное или умышленное бездействие также являлись показателем отрицания закона.

Продолжаемое правонарушение УК РФ в отличие от предыдущего вида представляет собой совершение различных, но сходных по составу действий, которые вследствие приводят к их определению как преступления. Эти противоправные деяния также должны быть произведены в течение длительного действия.

Если человек совершает кражу единовременно большого количества предметов, например, тонну цемента, то ему вменяют соответствующий состав. Однако если он производит кражу по одному мешку для цели дальнейшего использования общего объёма украденного, например, для строительства сарая, то деяние признают продолжаемым вне зависимости от момента обнаружения факта кражи.

Приводя примеры преступных посягательств, нельзя обойти стороной статью 205 УК РФ (убийство). Такое действие не может иметь характер продолжающегося или длящегося, так как несёт общественную опасность обществу.

Обобщенно можно назвать основные характеристики этих видов общественно опасных деяний:

  1. Длящееся – может быть представлено как действием, так и бездействием.
  2. Продолжаемое – проявляется только в действии преступника.
  3. Характер действий у продолжаемого действия может быть только умышленным, а у длящегося – нет.

Несмотря на различные характеристики этих видов, они преследуют единую цель – совершение общественно опасного деяния.

Продолжаемое преступление

Продолжаемое правонарушение характеризуют умысел преступника (объективную сторону), который направлен на достижение преступной цели, посредством методичного выполнения более мелких, но также общественно опасных действий. Если сотрудник в течение длительного времени осуществляет хищение отдельных деталей какой-либо техники для цели создания одного рабочего агрегата, то это преступление однозначно будет квалифицировано как продолжаемое.

Особенности такого вида деяния:

  • наличие более двух тождественных действий;
  • каждое действие можно квалифицировать как самостоятельное преступление, но не могут быть вменены как таковые;
  • наличие прямого или косвенного умысла обязательно;

Нарушение закона будет продолжаться пока не будет достигнута конечная цель, завершающая череду схожих действий.

К нарушениям уголовного закона с продолжаемым составом относят:

  1. Истязание (статья 117). Диспозиция статьи предусматривает наличие систематических издевательских действий по отношению к потерпевшему.
  2. Взятка (статья 290). Может рассматриваться как продолжаемое, если получение взятки имело систематический характер, а взяткодатель являлся одним и тем же лицом или покровительство производилось в отношении одного объекта.

Особенностью такого нарушения закона является определение момента окончания его совершения.

По общему правилу этот момент определяется последним фактически выполненным действием. Если такой момент определён, а лицо не было привлечено к ответственности, то к нему могут быть применены нормы об амнистии или снятии обвинения по истечении сроков исковой давности.

Такое нарушение закона должно иметь систематический характер деяний: например, продавец ежедневно производил взвешивание товаров с нарушением норм.

Факторы, которые характеризуют преступление, как продолжаемое, связаны с временными интервалами:

  • тождественные действия должны производиться периодично и систематически;
  • эти действия тождественны и в отношении обстановки совершений и их источников.

Только суд на основании представленных доказательств может определить являются ли действия тождественными или это самостоятельные составы.

Длящееся преступление

Длящееся правонарушение, исходя из названия, вовсе не обозначает, что для привлечения к ответственности обязательно, чтобы противоправные действия завершились.

Так же как и при продолжаемом преступном посягательстве, у длящегося есть своя специфика объективной стороны. Умысел может быть только прямым, так как в отношении таких действий совершаемые в пространстве поступки сами по себе представляют преступление, а не составные его части. Вопрос кроется в обнаружении общественно опасного действия.

Такая характеристика знакома российскому уголовному праву ещё до советского периода развития. Это явилось развитием института и толчком к разделению действий на длящееся и продолжаемое.

Самым ярким примером такой характеристики нарушения с материальным составом является ст. 228 и предусматривает незаконное хранение, приобретение и сбыт наркотических средств или психотропных веществ. В соответствии с объективной стороной к длящемуся нарушению может быть отнесено хранение запрещённых препаратов.

Можно отметить незаконное хранение оружия, которое также сопряжено с определённым временным интервалом. При этом если лицо, выбросило или уничтожило оружие, например, через час после находки, то это деяние также будет являться длящимся, но без применения ответственности к виновному лицу. В этом случае играет роль степень общественной опасности.

Исчисление сроков длящегося правонарушения представляет отдельные трудности, поскольку не содержится в действующем уголовном законодательстве закрепления материального состава. Ещё в 1929 году было вынесено Постановление Пленума Верховного Суда СССР (04.03.), которое положило начало к определению срока длящегося и продолжаемого преступления.

Продолжаемое правонарушение деяние прекращается в тот момент, когда преступник совершил последнее противоправное действие, сопряжённое с прямым умыслом на совершение оконченного нарушения закона.

Длящееся правонарушение имеет иной срок прекращения. Он может соотноситься со временем самовольного отказа от совершения преступления или когда нарушение закона было пресечено уполномоченными органами.

Таким образом, длящееся нарушение не прекращается, а достижение цели имеет неопределённый во времени интервал. Можно привести следующие примеры непрекращающихся нарушений закона.

Выражающиеся как в форме действия, так и в форме бездействия:

  • несоблюдение требований по оплате алиментов на содержание недееспособных лиц (статья 157);
  • несоблюдение требований по хранению огнестрельного оружия (статья 224).

Выражающиеся в форме действия:

  • самовольное покидание пределов границ несения воинской службы (статья 338);
  • покрывательство лиц или сокрытие событий преступлений (статья 316).

Выражающееся в форме бездействия: уклонение от прохождения службы в рядах Российской Армии (статья 328). Можно сделать вывод о том, что длящееся правонарушение может быть выражено как действием, так и бездействием лица, нарушающим общественный порядок.

Окончание длящегося преступления может наступить:

  1. По воле виновного лица (когда преступник самостоятельно отсёк совершение действий или бездействий по отношению к объекту преступления и тем самым прекратил преступность деяния).
  2. При отсутствии воли виновного лица (в связи с проведёнными оперативными мероприятиями соответствующих органов и должностных лиц, которые привели к окончанию действий или бездействий).
  3. При независящих обстоятельствах, препятствующих дальнейшему совершению преступления (когда преступник скончался, например).

В отношении длящегося преступления определён срок исковой давности – 15 лет, без прерывания её совершением другого состава преступления. Понятие длящегося действия может быть применено в отношении административного, гражданского или уголовного преследования нарушителя.

Комментарии консультантов в области уголовного права сходятся в том, что совершение преступления с длящимся характером и действий, приводящих к определению их как полноценного состава преступления различны по основным признакам преступления. Не сходны у них и элементы состава преступления, в частности, речь идёт об объективной стороне совершаемого преступления.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector