Стороны договора финансирования под уступку денежного требования

Стороны договора финансирования под уступку денежного требования

1. По договору финансирования под уступку денежного требования (договору факторинга) одна сторона (клиент) обязуется уступить другой стороне — финансовому агенту (фактору) денежные требования к третьему лицу (должнику) и оплатить оказанные услуги, а финансовый агент (фактор) обязуется совершить не менее двух следующих действий, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки:

1) передавать клиенту денежные средства в счет денежных требований, в том числе в виде займа или предварительного платежа (аванса);

2) осуществлять учет денежных требований клиента к третьим лицам (должникам);

3) осуществлять права по денежным требованиям клиента, в том числе предъявлять должникам денежные требования к оплате, получать платежи от должников и производить расчеты, связанные с денежными требованиями;

4) осуществлять права по договорам об обеспечении исполнения обязательств должников.

2. Обязательства финансового агента (фактора) по договору факторинга могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.

3. В части, не урегулированной настоящей главой, к отношениям, связанным с уступкой права требования по договору факторинга, применяются правила главы 24 настоящего Кодекса.

4. Участники гражданского оборота могут заключать также иные договоры, в соответствии с которыми осуществляется уступка денежных требований и которые предусматривают обязанность одной из сторон совершить одно или несколько действий, указанных в подпунктах 1 — 4 пункта 1 настоящей статьи.

5. Если в силу договора факторинга финансовый агент (фактор) несет обязанности по оплате цены приобретенных им денежных требований, по предоставлению клиенту займа (кредита) или по оказанию клиенту услуг, к отношениям сторон по договору факторинга применяются правила соответственно о купле-продаже, займе (кредите), возмездном оказании услуг постольку, поскольку это не противоречит положениям настоящей главы и существу отношений по договору факторинга.

Комментарий к Ст. 824 ГК РФ

1. Комментируемая статья определяет понятие договора финансирования под уступку денежного требования, который в цивилистике именуется факторингом (официальным это название не является).

Данный договор — самостоятельный, о чем говорит тот факт, что регламентации посвящена отдельная глава ГК РФ.

С точки зрения систематики данный договор можно отнести к числу договоров, направленных на оказание финансовых услуг.

Отметим, что нормами комментируемой статьи не охватывается финансирование под уступку неденежного требования, которое тоже может иметь стоимость и (теоретически) может быть продано (в рамках непоименованного договора, анализ которого не является предметом данного комментария).

2. Правовая регламентация отношений финансирования под уступку денежного требования в российском праве исчерпывается нормами комментируемой главы. До вступления в силу действующего ГК РФ отношения факторинга на практике существовали, но урегулированы не были. В этом контексте следует упомянуть о Конвенции УНИДРУА от 28 мая 1988 г. «О международном факторинге» (далее — Оттавская конвенция) , которая вступила в силу 1 мая 1995 г. для 16 стран (Бельгия, Великобритания, Венгрия, Гана, Гвинея, Германия (ФРГ), Италия, Латвия, Марокко, Нигерия, США, Танзания, Филиппины, Финляндия, Франция, Чехословакия). Россия не участвует в Оттавской конвенции, но, как показывает анализ норм Конвенции и комментируемой главы ГК РФ, в целом противоречий не наблюдается.

———————————
Журнал международного частного права. 1995. N 4. С. 28.

3. Часть 1 п. 1 комментируемой статьи дает определение рассматриваемого договора как договора, в силу которого финансовый агент передает либо обязуется передать клиенту денежные средства в счет денежного требования клиента к третьему лицу, а клиент уступает либо обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Из данного определения можно сделать несколько выводов, на которых остановимся далее.

4. Субъекты договора факторинга имеют особые названия. Во-первых, это финансовый агент, которого доктринально называют фактором. Данный субъект осуществляет финансирование другой стороны, приобретая на тех или иных условиях принадлежащее последней требование. Статус финансового агента определяется нормами ст. 825 ГК РФ (см. комментарий к указанной статье). Во-вторых, это клиент, который нуждается в финансировании и для этих целей передает фактору денежное требование к третьему лицу.

Кроме того, отношения факторинга затрагивают упомянутое третье лицо, которое субъектом договора не является.

5. Комментируемая норма определяет характеристики передаваемого клиентом фактору требования как требования, вытекающего из предоставления клиентом товара, выполнения им работ или оказания услуг. Представляется, что понятие товара в контексте комментируемой нормы должно толковаться максимально широко, т.е. включать в себя и вещи, и имущественные, в том числе исключительные, права.

Упоминание о требовании, передаваемом клиентом фактору, вызывает практическую проблему, не связанную с ответом на вопрос: может ли по договору факторинга быть передано требование внедоговорное, в частности — деликтное, кондикционное, из односторонних действий (публичного обещания награды, публичного конкурса, игр, пари, действий в чужом интересе без поручения)?

Буквальное толкование комментируемых норм приведет к отрицательному ответу на поставленный вопрос. При этом положительный ответ представляется более приемлемым с точки зрения логики и сущности рассматриваемых отношений.

Иные характеристики передаваемого требования (срок исполнения, степень определенности) регламентированы нормами ст. 826 ГК РФ (см. комментарий к указанной статье).

6. Правовая природа договора финансирования под уступку денежного требования определяется нижеперечисленными параметрами, упомянутыми в комментируемой статье.

Во-первых, данный договор может быть как реальным, так и консенсуальным, поскольку допустимы и передача денежных средств в счет долга, и принятие фактором обязанности такую передачу осуществить.

Во-вторых, комментируемые нормы не содержат указаний на возмездность договора, из чего следует, что договор факторинга может быть как безвозмездным, так и возмездным. В последнем случае в договор будет включено условие о размере и порядке оплаты клиентом услуг фактора. Законодательству такое условие противоречить не будет.

На практике вознаграждение фактора, как правило, определяется косвенным образом — в виде разницы между номинальным размером требования и его стоимостью по договору. К примеру, требование к третьему лицу об уплате 1 млн. долл. фактор приобретает за 700 тыс. долл. Тем не менее вполне допустимыми представляются ситуации, когда требование за 1 млн. долл. приобретается фактором за 1 млн. долл. и дополнительных условий о вознаграждении фактора в договоре нет.

7. Часть 2 п. 1 комментируемой статьи определяет наличие особой разновидности отношений факторинга, каковой является обеспечительный факторинг. Сущность этого вида финансирования под уступку денежного требования состоит в том, что денежное требование к третьему лицу передается клиентом фактору не насовсем, а на период, пока клиент не исполнит денежное обязательство перед фактором. Таким образом, денежное требование клиента к третьему лицу является обеспечением исполнения требований по самостоятельному договору клиента и фактора.

Принципиальная разница между обычным и обеспечительным факторингом состоит в том, что обычный факторинг предполагает окончание отношений между фактором и клиентом после взаимной передачи требования и денежных средств. Соответственно, если впоследствии фактор получит от третьего лица сумму большую, нежели заплатил клиенту, разница будет являться доходом фактора. Например, денежное требование размером 1 млн. долл. было куплено фактором за 700 тыс. долл., а затем реализовано в полной сумме, т.е. третье лицо заплатило фактору 1 млн. долл. В этой ситуации 300 тыс. долл. составит прибыль финансового агента. И наоборот, если третье лицо заплатило только 300 тыс. долл. (либо не заплатило ничего), финансовый агент понесет убыток в размере соответственно 700 тыс. долл. либо 1 млн. долл.

Факторинг обеспечительный, в отличие от обычного, предполагает, что отношения между клиентом и фактором урегулированы иначе — деньги, по сути, переданы фактором клиенту в долг. Если долг возвращен своевременно и надлежащим образом, фактор возвращает денежное требование клиента к третьему лицу данному клиенту, на этом отношения прекращаются. Если клиент не вернул долг фактору, фактор имеет право потребовать исполнения требования клиента к третьему лицу. В этом случае финансовая ситуация будет иной. К примеру, если в обеспечение долга в 700 тыс. долл. было передано требование размером в 1 млн. долл., то сумму долга — 700 тыс. долл. он оставляет себе, остальное возвращает клиенту. Если фактору удалось получить только 300 тыс. долл., то в остальной части он требует возврата долга — 400 тыс. долл. с клиента.

Данные особенности обычного и обеспечительного факторинга определены нормами ст. 831 ГК РФ (подробнее об этом см. в комментарий к указанной статье).

8. Пункт 2 комментируемой статьи содержит нормы информативного характера; их цель — сообщить потенциальным контрагентам, какие положения они могут включать в договор факторинга. Интересно заметить, что данную норму сложно охарактеризовать как императивную либо диспозитивную, поскольку по сути никаких правил поведения она не устанавливает.

Стороны могут включить в договор факторинга следующие условия:

— ведение фактором для клиента бухгалтерского учета (в контексте уступаемого требования);

— предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с уступаемым денежным требованием.

С теоретической точки зрения договор, в который включены данные условия, становится смешанным, сочетающим элементы факторинга и договора на возмездное оказание услуг (гл. 39 ГК). Такая квалификация имеет практическое значение в контексте ответа на вопрос: могут ли указанные услуги быть оказаны безвозмездно? Ответ будет отрицательным, так как п. 1 ст. 779 ГК РФ (см. комментарий к указанной статье) императивно устанавливает обязанность заказчика оплатить оказанные услуги.

Договор финансирования под уступку денежного требования является новым для российского гражданского права. В его основе лежат хорошо известные практике развитого рыночного оборота отношения факторинга. Юридическую сущность этих отношений составляет уступка денежного требования, известная в обязательственном праве в качестве цессии. Однако отношения факторинга имеют более сложный характер, чем обычная цессия, сочетаясь не только с отношениями займа или кредита, но и с возможностью предоставления других финансовых услуг. Речь идет о предпринимательских отношениях, участник которых, приобретая денежное требование к другому лицу (например, в силу отгрузки ему товара или оказания возмездной услуги), не дожидаясь его исполнения, уступает данное требование банку или иной коммерческой организации (финансовому агенту — фактору) в обмен на получение денежных средств.

Читайте также:  Продажа доли в квартире ндфл

Понятие договора финансирования под уступку денежного требования.

Правовое регулирование договора финансирования под уступку денежного требования. В российском праве нормы, регулирующие отношения факторинга, закреплены в главе 43 ГК РФ. В нормах данной главы учтены основные положения Конвенции УНИДРУА по международным факторным операциям (факторингу) 1988 г., направленной на формирование единых правил регулирования отношений по договору факторинга в сфере международного экономического оборота. Хотя Конвенция и не была подписана Россией, она, безусловно, стала ориентиром при подготовке норм ГК РФ о факторинге.

Правовая характеристика договора финансирования под уступку денежного требования. Договор факторинга всегда является возмездным и взаимным. При этом по усмотрению сторон он может быть сконструирован и как реальный (агент передает деньги или клиент уступает требование), и как консенсуальный (агент обязуется передать денежные средства или клиент обязуется уступить требование).

Существенные условия договора финансирования под уступку денежного требования. Существенным является условие о предмете договора.

Предмет договора финансирования под уступку денежного требования. Предметом договора является денежное требование, уступаемое в целях получения финансирования. Под денежным требованием понимается основанное на обязательственном отношении право кредитора на получение от третьего лица денежных средств. Закон выделят два вида таких требований: 1) существующее требование, срок платежа по которому уже наступил; 2) будущее требование, которое возникнет в будущем. Будущее требование может быть основано на уже заключенном договоре, срок исполнения платежного обязательства по которому еще не наступил, или же на договоре, который только предстоит заключить клиенту и третьему лицу.

Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование — не позднее чем в момент его возникновения (п. 1 ст. 826 ГК РФ). Денежное требование может быть индивидуализировано путем указания должника, суммы требования (долга), основания его возникновения (договора между клиентом и должником) и иных характеристик, служащих целям идентификации требования.

При уступке будущего денежного требования заключение договора, предусматривающего обязательство клиента уступить требование, и переход требования к финансовому агенту, которым завершается уступка, не совпадают во времени. С учетом этого п. 2 ст. 826 ГК РФ определяет момент перехода требования к финансовому агенту, связывая его с наступлением срока платежа, т.е. с преобразованием будущего требования в существующее. Иначе говоря, будущие денежные требования переходят к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования, предусмотренной договором. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. Поскольку в таких случаях волеизъявление сторон об уступке денежного требования уже выражено в договоре, дополнительного оформления уступки (путем совершения акта передачи требования и т.п.) не требуется.

Срок договора финансирования под уступку денежного требования. Срок не является существенным условием договора финансирования под уступку денежного требования и определяется соглашением сторон.

Цена договора финансирования под уступку денежного требования. Цена договора — стоимость уступаемого требования клиента к должнику. Она самостоятельно устанавливается сторонами. При этом в расчет принимаются: стабильность положения клиента и его должника, способ платежа по договору, время наступления платежа (существующее или будущее требование), количество требований, переданных клиентом финансовому агенту, и другие условия.

Стороны договора финансирования под уступку денежного требования. Сторонами в договоре являются финансовый агент и клиент.

Финансовый агент — это специализированный субъект договора, коммерческая организация, профессионально оказывающая факторинговые услуги. В качестве финансового агента могут выступать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида (ст. 825 ГК РФ). Банки и иные кредитные организации получают право заключать договоры финансирования под уступку денежного требования с момента получения лицензии Банка России на осуществление банковских операций, поскольку этот договор относится к видам сделок, которые кредитные организации вправе совершать в силу Закона РФ «О банках и банковской деятельности» (п. 2 ч. 2 ст. 5 Закона). Поэтому наличие лицензии на осуществление факторинговой деятельности для банков и иных кредитных организаций не требуется. Другие коммерческие организации могут заниматься деятельностью такого вида только на основании лицензии, порядок выдачи которой должен быть определен. Однако деятельность финансовых агентов не внесена в перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию (определенных Федеральным законом «О лицензировании отдельных видов деятельности»); не содержится она и в перечне видов деятельности, лицензирование которых осуществляется в соответствии со специальными законами. По этой причине ряд цивилистов считают, что в настоящее время коммерческие организации могут осуществлять деятельность финансовых агентов и без лицензии.

Клиентом по договору может быть, в принципе, любое дееспособное лицо. Каких-либо специальных ограничений закон не устанавливает. В литературе высказывается точка зрения, что поскольку договоры факторинга используются в предпринимательском обороте, их участниками являются только коммерческие организации или индивидуальные предприниматели, осуществляющие предпринимательскую деятельность по предоставлению товаров, выполнению работ или оказанию услуг. Обычно клиент уступает право требования финансовому агенту с целью получения денежных средств. Однако денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом также и в целях обеспечения исполнения своего обязательства перед финансовым агентом (в этом случае требование может переходить к фактору только при условии невыполнения клиентом своего основного обязательства).

Помимо финансового агента и клиента в отношениях, связанных с уступкой и исполнением денежного требования, участвует и третье лицо (должник), обязанное уплатить по уступленному денежному требованию, вытекающему из договора между ним и клиентом. Должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж. Однако сами по себе отношения между финансовым агентом и должником клиента не входят в предмет договора о факторинге, хотя непосредственно с ним и связаны, поэтому далее они не рассматриваются.

Форма договора финансирования под уступку денежного требования. Переход прав кредитора по денежному обязательству от клиента к финансовому агенту является специальным видом уступки требования. Соответственно, форма договора факторинга подчиняется общим правилам о форме, в которой должна быть совершена уступка права требования (ст. 398 ГК РФ): форма договора, опосредующего уступку денежного требования (простая письменная или нотариальная), определяется формой сделки, на которой основано требование, являющееся предметом уступки; договор, по которому осуществляется уступка денежного требования, основанного на сделке, требующей государственной регистрации, должен быть зарегистрирован в порядке, установленном для регистрации этой сделки.

Обязанности финансового агента по договору финансирования под уступку денежного требования.

Финансовый агент обязан:

1. Передать клиенту денежные средства в порядке, установленном договором.

Финансовый агент обязан осуществить финансирование клиента путем передачи ему цены договора (денежных средств). Такое финансирование может осуществляться в виде передачи (перечисления) клиенту денежных сумм в обмен на состоявшуюся уступку (единовременно или отдельными частями) либо в виде открытия ему кредита, обеспеченного возможной в будущем уступкой права требования. Реальный договор, чье вступление в силу связывается с финансированием, такую обязанность не предусматривает.

Она возникает либо в консенсуальном договоре, либо в реальном договоре, заключаемом с момента передачи требования.

При неисполнении финансовым агентом обязанности по финансированию клиента клиент вправе требовать применения мер ответственности (возмещение убытков, уплата процентов в соответствии со ст. 395 ГК РФ при просрочке и т.д.).

Кроме того, в данной ситуации возможно применение правила п. 2 ст. 833 ГК. Должник имеет право потребовать возвращения уплаченных по перешедшему к финансовому агенту требованию сумм, при нарушении клиентом своих обязательств по заключенному с должником договору от финансового агента, если докажет, что последний не исполнил свое обязательство осуществить клиенту обещанный платеж.

2. Предоставить клиенту иные финансовые услуги, связанные с денежными требованиями, являющимися предметом уступки, если это предусмотрено договором.

В тех случаях, когда операции, проводимые по договору, носят систематический характер, содержание отношений финансового агента с клиентом обычно не исчерпывается предоставлением финансирования и уступкой денежных требований. Чтобы обеспечить реальное поступление средств по денежным требованиям, финансовый агент должен играть активную роль в области контроля за финансово-хозяйственной деятельностью клиента и своевременным исполнением третьими лицами (должниками) обязательств по оплате денежных требований. Со своей стороны клиент не менее заинтересован в квалифицированном финансовом обслуживании его деятельности.

В этих целях обязательства финансового агента по договору финансирования под уступку денежного требования могут включать оказание клиенту ряда финансово-бухгалтерских, консультационных и информационных услуг (ведение для клиента бухгалтерского учета, проверка платежеспособности третьих лиц (должников) и получение с них дебиторской задолженности, в том числе ее взыскание в судебном порядке, и т.п.). Особенность услуг, оказываемых финансовым агентом клиенту, состоит в том, что они связаны с денежными требованиями, являющимися предметом уступки. Перечень и объем оказываемых услуг могут различаться в зависимости от потребностей клиента, условий предоставления финансирования и уступки денежных требований.

При неисполнении финансовым агентом обязанности по предоставлению клиенту дополнительных финансовых услуг, предусмотренных договором о факторинге, клиент вправе потребовать применения меры ответственности (возмещение убытков).

3. Не переуступать денежное требование третьим лицам, если иное не предусмотрено договором.

В соответствии со ст. 829 ГК РФ последующая уступка требования финансовым агентом не допускается, если договором финансирования под уступку денежного требования не предусмотрено иное. При нарушении финансовым агентом этого правила клиент имеет право потребовать применения меры ответственности (возмещение убытков).

В случае последующей уступки денежного требования, разрешенной договором, финансовый агент, уступающий требование, выступает в роли клиента в отношениях с другим финансовым агентом, приобретающим требование. Соответственно этому их права и обязанности, а также права и обязанности должника регулируются положениями главы 43 ГК РФ.

Читайте также:  Сумасшедший сосед что делать

4. Предоставить должнику по его просьбе доказательство того, что уступка денежного требования финансовому агенту действительно имела место.

Закон обязывает финансового агента предоставить по просьбе должника в разумный срок доказательство того, что уступка денежного требования действительно имела место (п. 2 ст. 830 ГК РФ). Таким доказательством может служить, прежде всего, текст договора между клиентом и финансовым агентом. Если должник не получил от финансового агента запрошенное доказательство уступки, то осуществление платежа по денежному требованию непосредственно клиенту считается надлежащим исполнением обязательства.

В этой ситуации клиент по договору о факторинге вправе принять исполнение. И риск вызванных этим неблагоприятных последствий несет финансовый агент.

5. Предоставить клиенту отчет о полученных от должника сумм и передать ему сумму, превышающую сумму долга клиента, если уступка денежного требования финансовому агенту осуществлена в целях обеспечения исполнения ему обязательства клиента.

Права финансового агента на суммы, полученные от должника во исполнение денежного требования, определяются в зависимости от формы финансирования и цели уступки денежного требования. Указанная обязанность (отчитаться перед клиентом и вернуть ему остаток, превышающий размер уступленного требования) возникает только в том случае, когда финансовый агент приобретает требование в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед агентом (п. 2 ст. 831 ГК РФ).

В то же время, если по условиям договора финансирование клиента осуществляется путем покупки у него денежного требования финансовым агентом, последний приобретает право на все суммы, которые он получит от должника во исполнение требования (п. 1 ст. 831 ГК РФ).

Норма о возврате клиенту суммы, превышающей долг клиента, является диспозитивной, договором финансирования под уступку денежного требования может быть предусмотрено оставление этой суммы у финансового агента.

Но если такая обязанность все же возложена на агента, то при ее неисполнении клиент имеет право требовать:

  • возврата суммы, превышающей сумму долга клиента;
  • применения мер ответственности (возмещение убытков; взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ).

Обязанности клиента по договору финансирования под уступку денежного требования.

Клиент по договору о факторинге обязан:

1. Уступить финансовому агенту денежное требование, являющееся предметом договора.

Клиент обязан передать финансовому агенту документы, удостоверяющие уступаемое требование, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования (текст договора, заключенного с должником; документы, подтверждающие факт поставки товара, выполнения работ, оказания услуг; информацию о встречных требованиях должника и т.д.).

При несовершении или ненадлежащем оформлении уступки требования клиентом финансовый агент вправе требовать применения к нему меры ответственности (возмещение убытков).

2. Уступить действительное денежное требование.

Клиент несет перед финансовым агентом ответственность только за действительность денежного требования, являющегося предметом уступки, если договором финансирования под уступку денежного требования не предусмотрено иное (п. 1 ст. 827 ГК РФ). Денежное требование, являющееся предметом уступки, признается действительным, если клиент обладает правом на передачу денежного требования и в момент уступки этого требования ему не известны обстоятельства, вследствие которых должник вправе его не исполнять. Право клиента на передачу денежного требования предполагает, что требование реально существует и принадлежит клиенту, что оно основано на действительной сделке и не относится к категории прав, которые не могут переходить к другим лицам (см. ст. 383 ГК РФ), что клиентом соблюдены условия допустимости уступки требования (см. статьи 388 и 828 ГК РФ). К обстоятельствам, вследствие которых должник вправе не исполнять денежное требование, относятся, в частности, случаи полного или частичного прекращения денежного обязательства, истечение срока исковой давности, а также случаи нарушения клиентом своих обязательств по договору, заключенному с должником.

Уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении (п. 1 ст. 828 ГК РФ).

Если переданное финансовому агенту требование окажется недействительным, он может потребовать применения к клиенту меры ответственности (возмещение убытков).

В то же время за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования, являющегося предметом уступки, клиент не отвечает, если иное не предусмотрено договором между клиентом и финансовым агентом (п. 3 ст. 827 ГК РФ).

Финансирование под уступку денежного требования, именуемое также факторингом, является для российских предпринимателей новым институтом договорного права, и поэтому в процессе его практического применения возникает немало вопросов и проблем. Между тем, за рубежом факторинговые операции уже давно приобрели столь широкое распространение, что в этих условиях возникла даже необходимость в принятии правового акта, который бы урегулировал международные операции по финансированию под уступку денежного требования. Соответственно 28 мая 1988 года в Оттаве была принята Конвенция о международном факторинге, которая в настоящее время подписана более 10 странами, в том числе США. Российская Федерация пока не является участницей Конвенции, однако вопрос о ее присоединении к этому международному правовому акту весьма широко обсуждается.

В российском же законодательстве факторинговые отношения были впервые урегулированы на уровне закона только частью второй нового Гражданского кодекса РФ, введенной в действие с 1 марта 1996 года.

В настоящей статье будут освещены основные вопросы и трудности, с которыми приходится сталкиваться на практике при использовании норм российского законодательства о факторинге. При этом следует сразу отметить, что сам по себе договор о факторинге является весьма сложным договором, требующим особо тщательной проработки и соблюдения требования законодательства к порядку и условиям его заключения. В противном случае может стать вопрос даже о действительности заключенного договора. Так, например, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 23 мая 2000 года N 8420/99 было отмечено, что заключенный между сторонами договор о факторинге является ничтожным, так как намерения сторон по данному договору не соответствуют его содержанию. Указанное необходимо учитывать на практике.

Гражданский кодекс РФ дает четкое и весьма лаконичное определение договора финансирования под уступку денежного требования (факторинга).

Так, согласно ст. 824 ГК РФ по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнении им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Таким образом, факторинг является возмездной сделкой и при этом может быть построен как по модели реального договора, так и консенсуального.

В Кодексе также специально отмечается, что денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также и в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом.

Анализ представленного определения позволяет сделать вывод о том, что по существу факторинг . это специальная форма переуступки прав требования. Поэтому в случае отсутствия специальных норм в главе 43 Гражданского кодекса к отношениям сторон по финансированию под уступку права требования применяются общие нормы Кодекса об уступке прав требования (Глава 24 Кодекса).

Из приведенного выше определения факторинга можно также сделать вывод и о том, что Кодекс фактически выделяет два типа факторинга: в первом случае речь идет именно о сделке по финансированию в прямом смысле этого слова, то есть когда денежное требование переходит к финансовому агенту.

В другом же случае Кодекс говорит о возможности и такого факторинга, при котором денежное требование уступается только в целях обеспечения исполнения клиентом своих обязательств перед фактором, то есть требование переходит к фактору лишь в случае неисполнения клиентом своих обязательств. Таким образом, в данном случае можно говорить об "обеспечительном факторинге". Этим факторинг существенно отличается от обычной уступки права требования, так как глава 24 Кодекса говорит о необходимости полной и безусловной замены стороны в обязательстве, что при "обеспечительном" факторинге не происходит.

Существенно факторинг отличается от обычной цессии и по составу участвующих в нем сторон.

Так, согласно ст. 825 Гражданского кодекса РФ в качестве финансового агента могут выступать только банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие лицензию на осуществление деятельности по финансированию под уступку денежного требования. Таким образом, в качестве фактора могут выступать лишь те организации, которые имеют лицензию на проведение подобных операций (т.е. налицо особый субъектный состав).

При применении указанной нормы на практике возник весьма важный и спорный вопрос. Дело в том, что согласно ст. 10 Федерального закона от 26 января 1996 г. N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса РФ" до установления условий лицензирования деятельности финансовых агентов сохраняется существующий порядок осуществления их деятельности.

Как понимать указанную норму?

Проблема заключается в том, на момент вступления в силу второй части Кодекса ни в одном нормативном акте не говорилось о том на каких условиях лицензируется деятельность факторов, какой орган выдает лицензии, какие к этому предъявляются требования и т.д., то есть фактически получалось, что любая коммерческая организация до момента появления специального нормативного акта, в котором бы были установлены условия лицензирования, могла осуществлять финансирование под уступку денежного требования и выступать в качестве финансового агента.

С другой стороны, буквальное толкование ст. 825 Кодекса приводил и к иному выводу: до момента определения условий лицензирования в качестве финансовых агентов могут выступать только банки и иные кредитные организации.

Именно такая точка зрения и была высказана Президиумом Высшего арбитражного суда РФ.

Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 30 июня 1998 г. N 955/98 Президиум указал, что в соответствии со статьей 825 Гражданского кодекса РФ в качестве финансового агента договоры финансирования под уступку денежного требования могут заключать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие разрешение (лицензию) на осуществление деятельности такого вида. Таким образом, арбитражный суд, признавая договор факторинга недействительным, обоснованно исходил из необходимости специальной правосубъектности при заключении подобных сделок. Соответственно договор факторинга был признан недействительным в силу ст. 168 ГК РФ именно в связи с тем, что у организации, выступившей в качестве финансового агента, отсутствовала лицензия на проведение факторинговых операций.

Читайте также:  Где найти налоги на имущество

В настоящее время проблема, связанная с лицензированием факторинговой деятельности, к счастью, несколько прояснилась. Так, согласно постановлению Правительства РФ "О лицензировании отдельных видов деятельности" от 11 апреля 2000 г. N 326 лицензирование деятельности по финансированию под уступку денежного требования осуществляется Федеральной службой России по финансовому оздоровлению и банкротству (ФСФО России).

Теперь необходимо остановиться на анализе предмета договора факторинга, который также вызывает немало вопросов.

Согласно ст. 826 Гражданского кодекса РФ предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование).

Анализ представленной нормы позволяет выделить еще одно существенное отличие факторинга от обычной цессии . предметом факторинга может быть как уже существующее право требования (действительное право), так и то, которое лишь еще наступит (будущее требование). Между тем, согласно ст. 382,383 ГК РФ предметом цессии может быть только уже существующее требование, в противном случае договор является недействительным. Данная точка зрения в настоящее время разделяется большинством ведущих специалистов в области гражданского права.

Следует обратить внимание, что согласно ст. 826 ГК РФ всякое денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определимым, то есть конкретным, поэтому в договоре может указываться сумма уступаемого требования, сроки ее выплаты и т.д. Иными словами, денежное требование должно быть определено в договоре таким образом, чтобы существующее требование можно было идентифицировать в момент заключения договора факторинга, а будущее требование – не позднее, чем в момент его возникновения.

В зависимости от срока исполнения денежного обязательства, являющегося предметом уступки, определяется и момент перехода финансовому агенту денежного требования и соответственно момент возникновения обязанности финансового агента по финансированию клиента. При уступке существующего денежного требования указанные права и обязанности финансового агента возникают в момент заключения договора факторинга. Так, при уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования, предусмотренной договором. До наступления указанного момента клиент остается субъектом соответствующего требования, то есть стороной по договору, которая должна выполнить все лежащие на ней обязанности, с тем, чтобы иметь возможность потребовать последующего исполнения обязанностей от своего должника. При этом дополнительного оформления уступки денежного требования при наступлении момента ее перехода в этом случае не требуется (ст. 826 ГК РФ).

Помимо того, что факторинг позволяет сторонам уступить не только уже существующее (действительное) требование, но и будущее, Кодекс также установил, что уступка финансовому агенту денежного требования является действительной даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении (ст. 828 ГК РФ). Это является характерной чертой факторинга и существенно отличает его от обычной цессии, где договором или законом может быть предусмотрен запрет на переуступку требования (ст. 388 ГК РФ). Вместе с тем, такое правило не освобождает клиента от обязательств и ответственности перед должником в связи с уступкой требования, совершенной в нарушение существующего между ними соглашения о ее запрете или ограничении (п. 2 ст. 828 ГК РФ).

Заключение договора о факторинге означает переход права требования уплаты денежных средств от клиента к финансовому агенту, но в то же время не порождает автоматически обязанность должника выплатить эти суммы новому кредитору . фактору. Дело в том, что согласно ст. 830 ГК РФ обязанность должника произвести платеж финансовому агенту наступает лишь при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж

Последствием неисполнения клиентом либо финансовым агентом обязанности по уведомлению должника является сохранение за должником права произвести платеж первоначальному кредитору, при этом такое исполнение будет надлежащим (ст. 382 и 830 ГК РФ) и соответственно прекратит существующее между должником и кредитором денежное обязательство. Такое же последствие наступит и в случае неисполнения финансовым агентом в разумный срок просьбы должника о представлении ему доказательств того, что уступка требования финансовому агенту действительно имела место.

Однако даже письменное и своевременное уведомление должника о состоявшейся уступке не всегда влечет обязанность последнего выплатить соответствующие суммы. Согласно ст. 832 ГК РФ должник вправе отказаться о уплаты долга агенту, основываясь на встречных требованиях, которые он вправе предъявить первоначальному кредитору (клиенту). При этом необходимо различать две ситуации.

Если требования должника (например, покупателя) связаны непосредственно с самим переданным долгом (например, в связи с исполнением договора поставки), то они всегда могут быть предъявлены финансовому агенту.

Если же речь идет о таком требовании должника к первоначальному кредитору как зачет (ст.ст. 410-421 ГК РФ), то он также может быть противопоставлен требованиям финансового агента, но только в том случае, если это денежное требование уже имелось у должника ко времени, когда им было получено уведомление об уступке требования финансовому агенту. Последнее необходимо учитывать на практике финансовым агентам, которые заключают договоры факторинга без права регресса к клиенту (ст.ст. 827, 831 ГК РФ), так как в этом случае полученные фактором денежные суммы могут оказаться меньше выплаченных им за переуступленное требование.

Весьма важным является вопрос о правовых последствиях нарушения должником или клиентом своих обязательств по договору, по которому уступается право требования.

Законодательство в этом случае предусматривает разные варианты.

По общему правилу, установленному ст. 827 ГК РФ, если договором факторинга не предусмотрено иное, клиент несет перед агентом ответственность лишь за действительность денежного требования, являющегося предметом уступки. Соответственно если иное не установлено договором клиент не отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником своих обязательств.

Таким образом, исходя из общего правила, действительность денежного требование не гарантирует надлежащего исполнения обязательства должником. Если должник не исполняет денежного требования в соответствии с условиями договора факторинга, Гражданский кодекс РФ снимает с клиента ответственность за поведение должника, даже в случае его неплатежеспособности (банкротства) должника. Отсюда вытекает права финансового агента на предъявление судебного иска только к должнику о возмещении убытков, связанных с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора. В случае неисполнения должником судебных решений о взыскании долга финансовый агент вправе возбудить производство о банкротстве должника.

Однако если в момент уступки требования клиенту были уже известны обстоятельства, вследствие которых должник вправе отказаться от совершения платежа (например, поставка некачественного товара, истечение срока исковой давности), то денежное требования клиента признается недействительным и он несет ответственность перед финансовым агентом в случае его неоплаты.

В случае же если нарушение обязательств по договору, заключенному с должником, происходит со стороны клиента, должник имеет возможность предъявить соответствующее требование именно клиенту, но не вправе требовать от финансового агента возврат сумм, уже уплаченных ему по перешедшему к финансовому агенту требованию, если должник вправе получить такие суммы непосредственно с клиента. Однако если финансовый агент не оплатил уступленное ему право требования или оплатил его после того, как ему стало известно о праве должника отказаться от платежа по переуступленному требованию, то в этом случае должник вправе требовать возврата уплаченных денежных средств уже и с финансового агента.

Права финансового агента на суммы, полученные от должника, определяются согласно правилам ст. 831 ГК РФ – в зависимости от способа исполнения обязательств по финансированию клиента.

В случае покупки долга финансовым агентом, последний приобретает право на все суммы, которые он получит от должника во исполнение требования.

Финансирование осуществляется путем предоставления клиенту денежных средств, сумма которых определяется соглашением сторон в договоре факторинга как цена за купленные долги. Купленные долги включают в себя основную сумму долга и связанные с ней дополнительные обязательства (штрафные санкции за неисполнение и ненадлежащее исполнение денежного обязательства). В этом случае финансовый агент вправе получить все суммы, поступившие от должника, даже если сумма платежа от должника значительно превышает суммы выплаты самого финансового агента. Правда, в этом случае финансовый агент несет риск не получить с должника даже той суммы, за которую были куплены эти денежные требования, так как предполагается, что договор факторинга при покупке долга у должника является "безоборотным", то есть клиент не отвечает перед финансовым агентом за реальное исполнение должником денежного требования.

Если же финансирование под уступку денежного требования является способом обеспечения исполнения обязательства клиента (например, по возврату кредита) перед финансовом агентом (п. 2 ст. 831 ГК РФ), то в этом случае, клиент отвечает перед финансовым агентом за остаток долга, недополученный им от должника. Однако и финансовый агент, если договором не предусмотрено иное, обязуется представить клиенту отчет об исполнении должником денежных требований и перечислить клиенту сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой. В противном случае финансовый агент получил бы сумму, превышающую размер его требований к клиенту, то есть неосновательно обогатился бы за его счет.

Максим Смирнов, юрист пресс-службы компании "Гарант"

Максим Смирнов, юрист пресс-службы компании "Гарант"

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector