Мелкий шрифт в договоре судебная практика

Мелкий шрифт в договоре судебная практика

Заплатить налоги необходимо до 2 декабря. Если у вас есть вопросы о порядке уплаты или расчете налогов, присылайте их на editor@garant.ru. Ответы на самые популярные из них мы опубликуем на портале ГАРАНТ.РУ.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа, разработана совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 11 января 2010 г. N Ф09-10649/09-С1 по делу N А34-2671/2009 Суд отказал в признании недействительным предписания государственного органа о приведении заявителем в соответствие с санитарными нормами и правилами размера шрифта текста договора об оказании услуг связи для обеспечения удобочитаемости текста договора, поскольку мелкий шрифт текста указанного договора крайне затрудняет визуальное восприятие текста, что не позволяет потребителю получить полную информацию и сделать правильный выбор (извлечение)

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа
от 11 января 2010 г. N Ф09-10649/09-С1 по делу N А34-2671/2009

Дело N А34-2671/2009

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе: председательствующего Поротниковой Е.А., судей Слюняевой Л.В., Лукьянова В.А.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества "Вымпел-Коммуникации" (далее – общество) на решение Арбитражного суда Курганской области от 21.07.2009 по делу N А34-2671/2009 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.09.2009 по тому же делу.

В судебном заседании принял участие представитель общества – Зибров О.С. (доверенность от 18.11.2008 серии 66Б N 329891).

Представители Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Курганской области (далее – управление), участвующего в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещенного надлежащим образом путем направления в его адрес копий определения о принятии кассационной жалобы к производству заказным письмом с уведомлением, а также размещения данной информации на официальном сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа, в судебное заседание не явились.

От управления поступило письменное ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие его представителей. Ходатайство удовлетворено в силу ч. 3 ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Общество обратилось в Арбитражный суд Курганской области с заявлением о признании недействительным предписания управления от 29.04.2009 N 8 (с учетом уточнения заявленных требований в порядке, предусмотренном ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением суда от 21.07.2009 (судья Обабкова Н.А.) в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.09.2009 (судьи Костин В.Ю., Арямов А.А., Плаксина Н.Г.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе общество просит указанные судебные акты отменить, заявленные требования удовлетворить, ссылаясь на неправильное применение судами положений СанПиН 1.2.1253-03 , а также на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела.

Как следует из материалов дела, общество является опреатором связи при оказании услуг подвижной радиотелефонной связи. Общее количество базовых станций сети подвижной радиотелефонной связи стандарта IMT-2000/UMTS на территории Курганской области -71.

Общество имеет филиалы, в частности, Курганский филиал, расположенный по адресу: г. Курган, ул. К. Маркса, 149.

Управлением на основании распоряжения от 01.04.2009 N 822-р проведены плановые мероприятия по вопросам соблюдения требований законодательства Российской Федерации в сфере защиты прав потребителей Курганским филиалом общества, расположенным по адресу: г. Курган, ул. К. Маркса, 149.

Управлением на имя директора Курганского филиала общества направлено требование о предоставлении документов, необходимых для осуществления контроля – надзорных мероприятий.

На основании указанного требования Курганским филиалом общества представлены документы, при исследовании которых управлением установлено, что шрифтовое оформление текста договора об оказании услуг связи "Билайн" не обеспечивает его удобочитаемость для потребителей.

В частности, размер высоты прописных букв бланка договора составляет 1 мм и приводит к зрительной нагрузке при чтении и общему утомлению, что не позволяет потребителю ознакомиться доступным способом с условиями договора при получении полной информации для компетентного выбора.

По мнению управления, договор об оказании услуг связи "Билайн" по гигиенической классификации изданий, установленной в Санитарных правилах и нормативах "Гигиенические требования к изданиям книжным для взрослых. СанПиН 1.2.1253-03", утвержденных Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации 30.03.2003 (далее – СанПиН 1.2.1253-03), относится к изданиям второй категории (официальные).

Согласно п. 3.2.4 СанПиН 1.2.1253-03 размер шрифта должен составлять не менее 8 кегль. Кегль шрифта – это основной размер, характеризующий шрифт (размер литер, шпаций, различных наборных материалов; измеряется в направлении высоты полосы набора). Фактически, кегль шрифта – это расстояние между передней и задней стенкой литеры. Измеряется кегль в типографской системе мер: для текстовых шрифтов, а также шпаций, квадратов, шпонов и реглет – в пунктах, для крупных шрифтов и материалов – в квадратах. 1 пункт (1п) равен 0,376 мм. Размер шрифта официального издания (договора) должен составлять не менее 2 мм, что обеспечивает удобочитаемость текста договора с целью соблюдения прав потребителей на получение полной информации для компетентного выбора в соответствии с требованиями ст. 8 , п. 1 ст. 10 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее – Закон о защите прав потребителей).

По результатам проверки управлением в отношении общества составлен акт от 29.04.2009 N 05/129, выдано предписание от 29.04.2009 N 8, которым обществу предписано, в частности, в срок до 29.05.2009 привести в соответствие с п. 3.2.4 СанПиН 1.2.1253-03 размер шрифта текста договора об оказании услуг связи "Билайн" для обеспечения удобочитаемости текста договора. Документы, подтверждающие выполнение требований предписания, представить в управление в срок до 30.05.2009.

Считая предписание управления от 29.04.2009 N 8 незаконным, нарушающим его права и охраняемые законом интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из соответствия оспариваемого предписания управления от 29.04.2009 N 8 требованиям действующего законодательства Российской Федерации и отсутствия нарушений прав и охраняемых законом интересов общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Выводы судов являются правильными, соответствуют материалам дела и действующему законодательству.

В соответствии с ч. 1 ст. 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно ст. 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для признания недействительными ненормативных правовых актов необходима совокупность двух условий: несоответствие оспариваемого ненормативного правового акта закону и иному нормативному правовому акту и нарушение указанным нормативным правовым актом прав и законных интересов заявителя.

Читайте также:  Передача сообщения о преступлении по территориальности

В силу ст. 8 Закона о защите прав потребителей потребитель вправе потребовать предоставления необходимой и достоверной информации об изготовителе (исполнителе, продавце), режиме его работы и реализуемых им товарах (работах, услугах). Указанная информация доводится до сведения потребителей в наглядной и доступной форме.

Из содержания п. 1 ст. 10 Закона о защите прав потребителей следует, что изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора.

Пунктами 1 , 2 ст. 44 Федерального закона от 07.07.2003 N 126-ФЗ "О связи" установлено, что на территории Российской Федерации услуги связи оказываются операторами связи пользователям услугами связи на основании договора об оказании услуг связи, заключаемого в соответствии с гражданским законодательством и правилами оказания услуг связи. Правила оказания услуг связи утверждаются Правительством Российской Федерации. Правилами оказания услуг связи регламентируются взаимоотношения пользователей услугами связи и операторов связи при заключении и исполнении договора об оказании услуг связи, а также порядок и основания приостановления оказания услуг связи по договору и расторжения такого договора, особенности оказания услуг связи, права и обязанности операторов связи и пользователей услугами связи, форма и порядок расчетов за оказанные услуги связи, порядок предъявления и рассмотрения жалоб, претензий пользователей услугами связи, ответственность сторон.

В соответствии с п. 2 ст. 62 Федерального закона от 07.07.2003 N 126-ФЗ "О связи" защита прав пользователей услугами связи при оказании услуг электросвязи и почтовой связи, гарантии получения этих услуг связи надлежащего качества, право на получение необходимой и достоверной информации об услугах связи и об операторах связи, основания, размер и порядок возмещения ущерба в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств, возникающих из договора об оказании услуг связи, а также механизм реализации прав пользователей услугами связи определяется названным Федеральным законом, гражданским законодательством, законодательством Российской Федерации о защите прав потребителей и издаваемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Судами установлено и материалами дела подтверждается, что общество является оператором по оказанию услуг подвижной связи.

Согласно п. 14 , 15 Правил оказания услуг подвижной связи, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 25.05.2005 N 328, услуги подвижной связи оказываются на основании возмездных договоров. Сторонами по договору выступают гражданин, юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, с одной стороны, и оператор связи, с другой стороны. Договор заключается в письменной форме в 2 экземплярах и подписывается сторонами. Договор, заключаемый с гражданами, является публичным договором.

Суды с учетом правильного применения положений ст. 732 Гражданского кодекса Российской Федерации отметили, что исполнитель до заключения договора возмездного оказания услуг обязан предоставить заказчику необходимую и достоверную информацию об услуге, ее видах и об особенностях, о цене и форме оплаты.

При рассмотрении спора по существу судами принято во внимание, что между обществом и абонентами заключаются имеющие публичный характер типовые договоры на предоставление услуг связи "Билайн". При этом обществом для заключения договоров с конкретными абонентами используется разработанная форма договора об оказании услуг связи "Билайн".

Судами установлено и материалами дела подтверждается, что размер высоты большей части прописных букв бланка договора на предоставление услуг связи "Билайн" составляет 1 мм.

Правильно применив указанные нормы права, а также оценив в порядке, предусмотренном ст. 65 , 67 , 68 , 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, имеющиеся в материалах дела документы и установленные по делу фактические обстоятельства в их совокупности, суды пришли к обоснованному выводу о том, что мелкий шрифт текста договора об оказании услуг связи "Билайн" крайне затрудняет визуальное восприятие текста договора, что не позволяет потребителю получить полную информацию и сделать правильный выбор, что, в свою очередь, свидетельствует о наличии у управления правовых оснований для вынесения оспариваемого предписания от 29.04.2009 N 8.

С учетом правильного применения положений ч. 1 ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, суды пришли к правомерному выводу о том, что договор об оказании услуг связи "Билайн" можно отнести по аналогии к изданиям второй категории (официальные) и, соответственно, к данным конкретным правоотношениям могут быть применены положения СанПиН 1.2.1253-03 (в частности, п. 3.2.4 СанПиН 1.2.1253-03).

При этом судами отмечено, что из содержания СанПиН 1.2.1253-03 не следует, что его положения не могут распространяться на правоотношения, возникающие при заключении публичного договора (в данном случае договора об оказании услуг связи "Билайн").

При таких обстоятельствах выводы судов о соответствии оспариваемого предписания управления от 29.04.2009 N 8 требованиям действующего законодательства Российской Федерации являются правильными.

Судами при рассмотрении спора по существу сделан также правомерный вывод об отсутствии в данном случае нарушений прав и охраняемых законом интересов общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Таким образом, выводы судов об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных обществом требований и признания оспариваемого предписания управления от 29.04.2009 N 8 недействительным являются обоснованными.

Довод общества о том, что незаконность судебных актов состоит в том, что примененный судом СанПиН 1.2.1253-03 распространяется только на официальные издания, к которым договор об оказании услуг связи отнесен быть не может, судом кассационной инстанции не принимается.

При проверке действительности нарушения прав потребителей в рамках оценки обоснованности выводов органа защиты прав потребителей, арбитражный суд обладает полномочием оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств ( ч. 1 ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Суд кассационной инстанции не усматривает оснований для несогласия с оценкой судов бланка договора (т. 2 л.д. 9-10) в его шрифтовом исполнении как нарушающего права потребителей на информацию об условиях предоставляемых услуг в связи со значительной нагрузкой на зрение при попытках его прочтения.

Как дополнительно пояснил суду кассационной инстанции представитель общества, именно этот бланк используется обществом при оформлении отношений с конкретными потребителями его услуг.

Иные доводы общества, изложенные в кассационной жалобе, направлены по существу на переоценку установленных по делу фактических обстоятельств, оснований для которой у суда кассационной инстанции в силу положений ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не имеется.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба – без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286 , 287 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Курганской области от 21.07.2009 по делу N А34-2671/2009 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.09.2009 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу открытого акционерного общества "Вымпел-Коммуникации" – без удовлетворения.

Верховный суд рекомендовал российским судам рассматривать наличие в договоре пунктов, исполненных мелким шрифтом, как недобросовестность, сообщила во вторник газета «Ведомости» со ссылкой на зампреда ВС Василия Нечаева.

Об этом Нечаев заявил на заседании пленума ВС, на котором обсуждался проект постановления о вопросах применения общих положений части первой Гражданского кодекса, в том числе, о содействии в получении необходимой информации.

Читайте также:  Распечатать контрольный купон ржд

При оценке действия сторон как добросовестные или недобросовестные, суд должен исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, приводит издание выдержку из проекта постановления.

Суд может признать недобросовестным поведение одной из сторон не только по заявлению, но и по собственной инициативе, говорится в проекте постановления. В этом случае суд «выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствуют о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались».

Статья 431.1 Гражданского кодекса устанавливает, что договор может быть расторгнут при признании действий одной из сторон при его составлении недобросовестными.

В ноябре 2013 года «Справедливая Россия» предложила внести поправки в закон «О защите прав потребителей», которые запрещают использовать при заключении договоров между гражданином и организацией мелкий или нечитаемый шрифт.

В тексте документа говорилось, что это «особенно актуально» для договоров, связанных с банковским обслуживанием. Они часто содержат условия, на которые потребителю необходимо обратить особое внимание, но они написаны «мелким, практически нечитаемым шрифтом». «Мелкий шрифт затрудняет восприятие, дает лишнее напряжение глазам и побуждает пропускать изучение соответствующих условий договора, что в итоге может привести к неблагоприятным последствиям для стороны договора», — указано в тексте.

Как отмечает автор законопроекта Олег Михеев, часто такие «уловки» со стороны организаций приводят судебным тяжбам, которые не всегда заканчиваются не в пользу гражданина.

Рубрика: Гражданское право и процесс

Дата публикации: 29.12.2017

Статья просмотрена: 987 раз

Библиографическое описание:

Кудрявцева А. С. Использование мелкого шрифта в тексте договора // Новый юридический вестник. — 2018. — №1. — С. 18-21. — URL https://moluch.ru/th/9/archive/79/3035/ (дата обращения: 22.10.2019).

Данная статья рассматривает вопросы правомерности использования мелкого шрифта в договорах. Актуальность темы исследования обусловлена неопределённостью в отношении рассматриваемой проблемы законодателя и научных деятелей, а также неоднозначностью правоприменительной и судебной практики.

Ключевые слова: договор, договорная работа, мелкий шрифт, защита прав потребителей, договор потребительского кредита (займа), получение необходимой и достоверной информации.

В договорной практике довольно часто встречаются случаи использования в договоре мелкого шрифта (как в самом тексте, так и в виде сносок и пр.). Как правило, такой приём юридические лица используют для закрепления в договоре каких-либо условий, которые не выгодны для потребителя. В отличие от зарубежного законодательства, прямо предусматривающего запрет на использование такого шрифта в гражданско-правовых договорах, российское законодательство не содержит точного регламентирования. Кроме того, помимо неопределённости законодателя по указанному вопросу наблюдается его недостаточная изученность в научных работах. В связи с этим представляется, что вопрос правомерности использования такого приема в договорной работе ввиду его неурегулирования является актуальным на сегодняшний день.

Анализируя судебную практику, можно прийти к выводу, что при рассмотрении судами такого типа дел положительные решения выносятся довольно редко. Прежде всего это объясняется причиной возникновения спорной ситуации — понятие «мелкий шрифт» в российском законодательстве не закреплено, оно довольно оценочно [1]. Оценке в таком случае предлагается подвергать не только само содержание договора, но и способ изложения его положений, а также тот факт, влекло ли использование мелкого шрифта затруднение восприятия. Необходимо заметить, что суды часто не оценивают представленные документы в плане их внешнего вида и содержания на предмет их доступности для потребителя [2]. Необходимо заметить, что наибольшее количество дел, согласно судебной статистике, касаются использования мелкого шрифта в рекламе. Однако в таком случае, в отличие от правового регулирования аналогичного вопроса в части договоров, законодатель прямо предусмотрел требования к оформлению, вследствие чего вопрос о правомерности не возникает.

Так как в действующем законодательстве не предусмотрены случаи использования мелкого шрифта в договорах, а также ответственность за это, вследствие этого в рассматриваемой ситуации предлагается применять положения Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300–1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон N 2300–1) [3]. В частности, статья 8 указанного закона устанавливает право потребителя требовать предоставления ему необходимой и достоверной информации, а статьёй 10 предусмотрена обязанность изготовителя (исполнителя, продавца) предоставить такие сведения. Такой позиции придерживается Роспотребнадзор, что отражено в информации Роспотребнадзора от 23.04.2015 «О защите прав потребителя на информацию о товарах (работах, услугах) и регламентации размера шрифта» [4]. Однако необходимо отметить, что в указанном документе подчёркивается, что данный вопрос регламентирован лишь частично. Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 8 указанного Закона потребитель вправе потребовать предоставления необходимой и достоверной информации об изготовителе (исполнителе, продавце), режиме его работы и реализуемых им товарах (работах, услугах), а согласно пункту 1 статьи 10, изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора. Также замечается, что по отдельным видам товаров (работ, услуг) перечень и способы доведения информации до потребителя устанавливаются Правительством Российской Федерации. Помимо указанных положений, пункт 1 статьи 16 Закона N 2300–1 устанавливает, что условия договора, так или иначе ущемляющие права потребителя, признаются недействительными. Следовательно, изложение условий договора посредством мелкого шрифта препятствует получению необходимой информации, что влечёт недействительность изложенных таким образом условий договора.

В целом, использование такого шрифта, который бы затруднял понимание условий заключаемого договора и вводил в заблуждение потребителя, можно относить к нарушению права потребителя на получение в наглядной и доступной форме необходимой и обязательной для заключения сделки информации. Кроме того, предполагается соблюдение требований добросовестности, разумности и справедливости по отношению друг к другу [5].

Одним из договоров, в отношении которых законодатель установил какие-либо ограничения по применяемому шрифту — договор потребительского кредита (займа). В частности, в Федеральном законе от 21.12.2013 N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» в статье 6 закреплено, что полная стоимость такого кредита размещается установленным способом и наносится «прописными буквами черного цвета на белом фоне четким, хорошо читаемым шрифтом максимального размера из используемых на этой странице размеров шрифта» [6]. Такое требование прежде всего направлено на защиту прав потребителей, имеющих право на полную, исчерпывающую, однозначную информацию о предоставляемой им услуге.

Так, данный вопрос являлся предметом судебного спора, рассмотренного Верховным судом Удмуртской Республики, по результатам которого было вынесено Апелляционное определение от 31.08.2016 по делу N 33–3827 [7]. Истец обратился с требованием о признании недействительным договора в части уплаты сумм за страхование, взыскании страховой премии, ссылаясь на то, что достоверная и полная информация до заемщика доведена не была, поскольку текст договора напечатан мелким шрифтом, то есть не отвечающий требования СанПиН, а также на то, что если сторона в договоре не может прочитать условия договора, соглашение не считается достигнутым по всем существенным его условиям. По мнению истца, вследствие использования такого шрифта до заемщика не была доведена информация о добровольности страхования, а также информация о штрафах, размере штрафа, порядке списания задолженности. Суд в удовлетворении требования отказал, обосновывая это тем, что, несмотря на использование банком такого приёма, истец подписала все необходимые для заключения заявления и документы, тем самым добровольно согласившись на предложенные банком условия и услуги.

Читайте также:  Написать претензию в водоканал образец

Данный пример подтверждает приведённый выше довод о том, что суды практически всегда отказывают в удовлетворении заявленных требований о нарушении прав потребителей при использовании мелкого шрифта, ссылаясь на то, что, подписывая договор, в том числе и содержащий такие фрагменты текста, потребитель выражает своё согласие с закреплёнными в нём условиями.

Законодательно закреплённые требования к размеру (кеглю) и виду шрифта, который может применяться при издании печатной продукции, установлены в санитарных правилах и нормативах «Гигиенические требования к изданиям книжным для взрослых. СанПиН 1.2.1253–03» [8]. Предполагается, что указанный документ также может применяться при составлении договоров с потребителями. Суды, рассматривая аналогичные споры, также прибегают к указанным правилам. Примером решения по такому делу можно назвать Постановление Верховного Суда РФ от 21.05.2015 N 305-АД15–4070 по делу N А41–54754/2014 [9], в котором истец, являющийся банком, обратился с требованием об отмене предписания об устранении выявленных нарушений, судебных актов о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 14.8 Кодекса об административной ответственности Российской Федерации, за нарушение права потребителя на получение необходимой и достоверной информации. В частности, при внеплановой выездной проверки данного банка Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Московской области было выявлено нарушение, а именно статей 8, 10 Закона N 2300–1, а также пункта 3.2.4 указанных СанПиН, выражающиеся в том, что размер шрифта текста заявления на предоставление потребительского кредита, являющегося неотъемлемой частью кредитного договора, не обеспечивает удобочитаемость условий рассматриваемых документов для потребителей, не позволяет потребителю получить доступный способ ознакомления с условиями договора, полную информацию и сделать правильный выбор в решении вопроса о выборе услуг по кредитованию. Суд, проанализировав материалы дела, требования не удовлетворил, обосновав свою позицию тем, что нарушения в деятельности банка имелись. Было отмечено, что использование такого шрифта крайне затрудняет визуальное восприятие текста кредитного договора, что не позволяет потребителю получить полную информацию и сделать правильный выбор.

Однако есть и другая точка зрения, прямо противоположная приведённой выше. Так, в Апелляционном определении Московского городского суда от 22.03.2016 по делу N 33–7060 [10] суд отклонил доводы истца о том, что используемый в договоре шрифт нарушает его права. Суд в данном случае отметил, что данные правила направлены на профилактику заболеваний органов зрения читателей и предназначены для физических и юридических лиц, а также индивидуальных предпринимателей, которые занимаются издательской деятельностью, что противоречит фактическим обстоятельством дела, так как ответчик не занимается деятельностью в указанной сфере, и, следовательно, положения данного СанПиНа не регламентируют требования к шрифту, которые используются в договорах, и, следовательно, не могут быть применены в рассматриваемой ситуации.

Таким образом, можно говорить о неоднозначном отношении судов при вынесении решений по спорам, связанным с использованием мелкого шрифта в договорах, в том числе и в возможности применять к ним положения указанного СанПиНа.

Кроме того, иногда в научной литературе в качестве возможного нормативного регулятора упоминают положения Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» [11], предлагая применять его по аналогии с указанными выше СанПиН [12]. Однако суды, рассматривая такого рода споры, опровергают возможность его применения. Так, примером решения по такому делу можно назвать Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 31.10.2013 по делу N А19–2422/2013 [13], в котором банк обратился в суд с требованием о признании недействительным предписания Управления Роспотребнадзора, выданного при выявлении нарушения в части использования мелкого шрифта. При этом отмечается, что применение статьи 42 указанного закона не подлежит применению в данном случае при осуществлении надзора за соблюдением прав потребителей, а не санитарно-эпидемиологического надзора.

Резюмируя рассмотренный выше вопрос, можно прийти к выводу, что использование в тексте договора мелкого шрифта (как в отношении всего договора, так в части некоторых его частей, например, сносок) всё же неправомерно. В связи с тем, что данный аспект прямо не урегулирован действующим законодательством, предлагается руководствоваться в первую очередь положениями Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300–1 «О защите прав потребителей», а в части кредитных договоров — также Федеральным законом от 21.12.2013 N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)». При этом следует заметить, что суды, рассматривая спорные ситуации по данному вопросу, обычно не удовлетворяют требования потребителей, обосновывая это тем, что, подписывая договор, потребитель был ознакомлен с содержащимися в нём условиями и они были согласованы. Таким образом, суды не обеспечивают должную защиту прав потребителей, нарушенных таким образом. Предполагается, что данную проблему позволит решить внесение соответствующих изменений в действующее гражданское законодательство. Однако стоит также заметить, что случаи привлечения к ответственности юридических лиц, использующих такой приём в договорах, всё-таки наблюдаются. Как правило, данное нарушение выявляется в ходе проверки их деятельности Роспотребнадзором.

  1. Бугаенко Н. В., Кратенко М. В. Судебная практика по гражданским делам. Споры о защите прав потребителей: научно-практическое пособие. М.: Юстицинформ, 2013 // СПС «КонсультантПлюс».
  2. Микони Т. С. Преддоговорная обязанность банка по раскрытию информации при заключении с потребителем договора об использовании платежной карты // Закон. 2017. N 4. С. 59–67.
  3. Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300–1 «О защите прав потребителей» // Собрание законодательства РФ.1996. 15.01. N 3. Ст. 140.
  4. Информация Роспотребнадзора от 23.04.2015 «О защите прав потребителя на информацию о товарах (работах, услугах) и регламентации размера шрифта» // СПС «КонсультантПлюс».
  5. Вавилин Е. В. Осуществление и защита прав потребителей: принцип добросовестности // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 5. С. 7–11.
  6. Федеральный закон от 21.12.2013 N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» // СПС «КонсультантПлюс».
  7. Апелляционное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 31.08.2016 по делу N 33–3827 // СПС «КонсультантПлюс».
  8. Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 10.04.2003 N 39 «О введении в действие Санитарных правил и нормативов СанПиН 1.2.1253–03» // Российская газета.2003. 13.05. N 88.
  9. Постановление Верховного Суда РФ от 21.05.2015 N 305-АД15–4070 по делу N А41–54754/2014 // СПС «КонсультантПлюс».
  10. Апелляционном определении Московского городского суда от 22.03.2016 по делу N 33–7060 // СПС «КонсультантПлюс».
  11. Федеральный закон от 30.03.1999 N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» // Собрание законодательства РФ. 1999. 05.04. N 14. Ст. 1650.
  12. Микони Т. С. Преддоговорная обязанность банка по раскрытию информации при заключении с потребителем договора об использовании платежной карты // Закон. 2017. N 4. С. 59–67.
  13. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 31.10.2013 по делу N А19–2422/2013 // СПС «КонсультантПлюс».
Ссылка на основную публикацию
Adblock detector