Договор займа между супругами

Договор займа между супругами

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2016 г. N 75-КГ15-12 Суд направил на новое рассмотрение дело о признания долга по кредитному договору общим обязательством супругов и его распределении, поскольку в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим, если он возник по инициативе обоих супругов в интересах семьи либо является обязательством одного из супругов, по которому всё полученное было использовано на нужды семьи

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Горохова Б.А., Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Михайловой Н.И. к Михайлову А.В. о разделе совместно нажитого имущества супругов, признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и распределении долга, по встречному иску Михайлова А.В. к Михайловой Н.И. о разделе совместно нажитого имущества супругов

по кассационной жалобе Михайлова А.В. на решение Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 декабря 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 17 апреля 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения представителя Михайлова А.В. – Богданова М.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Михайлова Н.И. обратилась в суд с иском к Михайлову А.В. о разделе совместно нажитого имущества, признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и его распределении.

В обоснование требований истец указала, что с 8 октября 2006 г. по 30 ноября 2012 г. состояла с Михайловым А.В. в браке, семейные отношения фактически прекращены в июле 2012 года. В период брака супругами приобретена трёхкомнатная квартира, расположенная по адресу: Республика . при этом 2/3 стоимости квартиры оплачены Михайловой Н.И. за счёт личных денежных средств, принадлежавших ей до вступления в брак, а 1/3 стоимости – за счет совместных средств супругов, в силу чего разделу подлежит доля в праве собственности на квартиру, равная 1/3. Кроме того, в период брака супругами приобретён автомобиль марки ". ", . года выпуска, мебель и бытовая техника, а также на имя Михайловой Н.И. по договору от 20 августа 2008 г. N . 8 в ОАО "Сберегательный банк Российской Федерации" на нужды семьи взят кредит, остаток долга по которому на момент расторжения брака составил . руб. . коп. Поскольку спорное имущество является совместно нажитым имуществом супругов, а долг по кредитному договору их общим обязательством, Михайлова Н.И. просила произвести раздел этого имущества и распределить долг следующим образом: признать за Михайловой Н.И. право собственности на квартиру, признать за Михайловым А.В. право собственности на автомобиль, мебель и бытовую технику передать Михайловой Н.И., взыскав с неё в пользу ответчика компенсацию стоимости 1/2 доли в этом имуществе, распределить долг по кредитному договору в равных долях.

Михайлов А.В. обратился в суд со встречным исковым заявлением о разделе совместно нажитого имущества супругов, просил произвести раздел автомобиля и доли в праве собственности на квартиру согласно принципу равенства долей супругов и отказать в требованиях Михайловой Н.И. о признании долга по заключенному ею кредитному договору общим обязательством супругов.

Решением Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 декабря 2014 г. первоначальные и встречные исковые требования удовлетворены частично.

Произведен раздел совместно нажитого имущества супругов: за Михайловой Н.И. признано право собственности на 5/6 доли в праве собственности на квартиру, за Михайловым А.В. – на 1/6 доли в праве собственности на квартиру, а также право собственности на автомобиль; определено имущество, подлежащее передаче каждому из них: Михайловой Н.И. передана мебель и бытовая техника на сумму . руб., Михайлову А.В. – автомобиль стоимостью . руб.; долг Михайловой Н.И. по кредитному договору в размере . руб. . коп. признан общим обязательством супругов и распределён между ними в равных долях; с Михайлова А.В. в пользу Михайловой Н.И. взыскана денежная компенсация разницы в стоимости присуждённого имущества и кредитных обязательств в размере . руб.

В удовлетворении остальной части первоначальных и встречных исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 17 апреля 2015 г. решение суда первой инстанции в части распределения долга изменено, с Михайлова А.В. в пользу Михайловой Н.И. взыскана денежная компенсация разницы в стоимости присуждённого имущества и кредитных обязательств в размере . руб. . коп.

В кассационной жалобе Михайлов А.В. ставит вопрос об отмене обжалуемых судебных постановлений в части признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и его распределения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 8 февраля 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены решения Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 декабря 2014 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 17 апреля 2015 г. в части признания долга по кредитному договору общим обязательством супругов и его распределения.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Читайте также:  Какие банки рефинансируют военную ипотеку

Такие нарушения были допущены судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении настоящего дела.

Как установлено судом и следует из материалов дела, с 8 октября 2006 г. по 30 ноября 2012 г. Михайлова Н.И. и Михайлов А.В. состояли в браке.

В период брака на основании кредитного договора от 20 августа 2008 г. N . заключенного с ОАО "Сберегательный банк Российской Федерации", Михайловой Н.И. взят кредит на сумму . руб. (т. 1, л.д. 20-27).

Согласно пункту 1.1 договора кредит предоставляется заёмщику на цели личного потребления.

Разрешая спор и удовлетворяя требования Михайловой Н.И. о признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и его распределении, суд первой инстанции исходил из того, что нормами семейного законодательства установлена презумпция возникновения денежных обязательств в период брака в интересах семьи, в силу чего обязанность доказать обратное возложена на Михайлова А.В., оспаривающего использование кредитных средств на нужды семьи. Поскольку Михайлов А.В. не представил доказательств использования Михайловой Н.И. денежных средств на её личные цели, суд пришёл к выводу о том, что эти денежные средства были потрачены на нужды семьи, а значит обязательство по их возврату является общим обязательством супругов.

Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции в указанной части согласился. Однако, установив на момент рассмотрения спора наличие иного размера задолженности, перераспределил долг по кредитному обязательству с учётом уже исполненных кредитных обязательств и остатка долга.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судами первой и апелляционной инстанций допущено существенное нарушение норм материального и процессуального права, что выразилось в следующем.

В силу пункта 1 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. Общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присуждённым им долям (пункт 3 указанной статьи).

Пунктом 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, пунктом 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом.

Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств перед третьими лицами, действующее законодательство не содержит.

Напротив, в силу пункта 1 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации, предусматривающего, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга, допускается существование у каждого из супругов собственных обязательств. При этом согласно пункту 3 статьи 308 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство не создаёт обязанностей для иных лиц, не участвующих в нём в качестве сторон (для третьих лиц).

Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из пункта 2 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

Исходя из положений приведённых выше правовых норм для распределения долга в соответствии с пунктом 3 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации обязательство должно являться общим, то есть возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому всё полученное было использовано на нужды семьи.

В соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Юридически значимым обстоятельством по данному делу являлось выяснение вопроса о том, были ли потрачены денежные средства, полученные Михайловой Н.И. по кредитному договору, на нужды семьи.

Между тем указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, суд апелляционной инстанции оставил без исследования и правовой оценки.

С учётом того, что Михайлова Н.И. является заёмщиком денежных средств, то именно она должна была доказать, что возникновение долга произошло по инициативе обоих супругов в интересах семьи и всё полученное было использовано на нужды семьи. В силу этого возложение судами на Михайлова А.В. бремени доказывания факта использования этих средств супругой на иные цели, нежели семейные нужды, противоречит требованиям действующего законодательства.

Кроме того, признав долг по кредитному договору общим обязательством супругов, суд пришел к выводу о взыскании с ответчика половины суммы долга, включая непогашенную его часть.

Между тем, положения закона о том, что при разделе общего имущества супругов учитываются общие долги и право требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи, не свидетельствуют о наличии правовых оснований для взыскания с супруга невыплаченной задолженности по кредитному договору.

Возникшие в период брака обязательства по кредитным договорам, обязанности исполнения которых после прекращения брака лежат на одном из бывших супругов, могут быть компенсированы супругу путём передачи ему в собственность соответствующей части имущества сверх полагающейся ему по закону доли в совместно нажитом имуществе. При отсутствии такого имущества супруг-заемщик вправе требовать от второго супруга компенсации соответствующей доли фактически произведенных им выплат по кредитному договору. Иное противоречило бы положениям пункта 3 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации и повлекло наступление для другого супруга заведомо неблагоприятных последствий в части срока исполнения денежного обязательства.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Михайлова А.В., в связи с чем решение Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 декабря 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 17 апреля 2015 г. в части признания долга по кредитному договору общим обязательством супругов и его распределения со взысканием денежной компенсации нельзя признать законными, они в указанной части подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Читайте также:  Назначение платежа при оплате по договору гпх

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 декабря 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 17 апреля 2015 г. в части удовлетворения требований Михайловой Н.И. к Михайлову А.В. о признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и распределении долга, взыскания с Михайлова А.В. в пользу Михайловой Н.И. денежной компенсации разницы в стоимости присуждённого имущества и кредитных обязательств в размере . руб. . коп. отменить, дело в указанной части направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В остальной части решение Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 декабря 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 17 апреля 2015 г. оставить без изменения.

Председательствующий И.М. Юрьев
Судьи Б.А. Горохов
Т.Н. Назаренко

Обзор документа

Между супругами возник спор относительно раздела совместно нажитого имущества и долга по кредиту.

Последний был оформлен на супругу (она выступила заемщиком по договору).

Суды двух инстанций, в числе прочего, сочли, что спорный долг по кредиту – общее обязательство супругов.

СК по гражданским делам ВС РФ не согласилась с таким выводом и пояснила следующее.

Согласно СК РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в нем их доли признаются равными, если иное не предусмотрено договором.

Общие долги супругов при разделе такого имущества распределяются между ними пропорционально присужденным им долям.

СК РФ и ГК РФ установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом.

Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств перед третьими лицами, в законодательстве нет.

Напротив, СК РФ предусматривает, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на его имущество. Т. е. допускается существование у каждого из них собственных обязательств.

При этом по ГК РФ обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).

Исходя из СК РФ, взыскание обращается на общее имущество супругов по обязательствам одного из них при определенном условии: судом установлено, что все, полученное по подобным обязательствам, было использовано на нужды семьи.

Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа (или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга) последний может быть признан общим лишь в том случае, если установлено, что все, полученное по такому обязательству, использовано на нужды семьи.

Причем бремя доказывания этого лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

Кроме того, был сделан неверный вывод о том, что с ответчика нужно взыскать половину суммы долга по кредиту, включая непогашенную его часть.

Однако оснований для взыскания с супруга невыплаченной задолженности нет (по закону возможна компенсация за счет части совместного имущества сверх полагающейся супругу-заемщику доли, а при отсутствии такого имущества может быть взыскана компенсация доли выплат по кредиту, которые фактически произведены).

защита прав в суде без адвоката

В соответствии с п. 2 ст.253 ГК РФ распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию участников, однако распоряжение совместным имуществом возможно любым из участников совместной собственности, а согласие другого участника предполагается. Пункт 1 ст. 34 СК РФ содержит правило, согласно которому имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, а общие долги при разделе общего имущества распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям (п. 3 ст. 39 СК РФ).

В п. 3 ст. 35 СК РФ закреплено, что для заключения одним из супругов сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Указанные положения закона, направлены на предотвращение недобросовестных действий супругов, связанных либо с несанкционированным отчуждением совместно нажитого имущества, либо с его обременением различного рода обязательствами. Однако споры о правомерности распорядительных действий одного из супругов и споры, связанные с заключением одним из супругов заемных договоров, по которым другой супруг обязывается к исполнению, не редкость в судах общей юрисдикции.

Наиболее распространенными являются споры о распределении общих долгов супругов на основании договора займа, заключенного одним из супругов. Ни ГК ни СК РФ этот вопрос специально не регулируют и требований о получении согласия другого супруга на заключение такого рода договоров не содержат. В судах является типичной следующая ситуация. Истец обращается в суд с иском о взыскании задолженности по договору займ а, заключенному им в период брака, полагая, что задолженность по договору является совместным долгом . Как правило такие требования заявляются уже после расторжения брака во время раздела общего имущества. Другой супруг всегда возражает относительно заявленных требований, ссылаясь на то, что денежные средства им не получались и расходовались не на общие семейные нужды, а на личные нужды истца. Кроме того, другой супруг обращается в суд с заявлением о признании договора займа, заключенного между его супругом и иным физическим лицом, недействительной сделкой, указывая, что договор заключен лишь для вида, без намерения создать правовые последствия (мнимая сделка) и направлен на создание искусственного увеличения задолженности с целью сократить имущественную массу совместной собственности, подлежащую разделу.

Читайте также:  Договор с законным представителем несовершеннолетнего образец

Сложности при рассмотрении таких дел возникают в связи с тем, что в рамках рассмотрения спора установить с достоверной точностью действительность произошедшего практически невозможно. И судебный спор превращается в выяснение фактов, хотя отсутствие воли одного из супругов на совершение сделки прямо свидетельствует о нарушении его прав по распоряжению общим имуществом. Разрешая спор, суды в абсолютном большинстве случаев устанавливают «истину» по делу, ограничиваясь формальной оценкой представленных доказательств, что и приводит к принятию неправосудных решений. Исключить подобное можно только посредством уяснения смысла, целей и намерений, воплощаемых в действиях, выявления их мотивов и юридически значимых связей между причинами и социально-правовыми последствиями действий.

Как правило суд, оценивая договор займа как основание для возникновения совместных долговых обязательств супругов, указывает, что главным доказательством, что договор займа не является мнимой сделкой, является вступившее в законную силу решение суда, что подтверждает факт передачи заимодавцем денег заемщику. В то же время при оспаривании договоров займа многие обстоятельства остаются невыясненными, поскольку и «заемщик», и «заимодавец» в этих случаях преследуют общую цель и суды не проверяют, например, реальные возможности заимодавца предоставить взаймы деньги, считая, что "непредоставление истицей доказательств наличия у нее денежных средств, впоследствии предоставленных в долг ответчику, не может служить основанием для отказа в удовлетворении предъявленного ею иска.

. Суды не настораживает также и то, что часто в договорах займа между физическими лицами, которые впоследствии предъявляются в споре о разделе совместно нажитого имущества, прямо указано, что заемные деньги нужны для приобретения конкретного объекта семейной собственности, что для заемных договоров не свойственно. Так, в п. 86 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 судам разъясняется, что установление обстоятельств, которые свидетельствуют о совершении конкретных действий, направленных на создание соответствующих заключенным сделкам правовых последствий, исключает применение п. 1 ст. 170 ГК РФ. В свою очередь, возникает вопрос: что следует понимать под свидетельством совершения конкретных действий? Видимо если речь идет о заключении договора займа, таким свидетельством может служить составление расписки или акта передачи денежных средств. По мнению Верховного Суда РФ, "реальной целью мнимой сделки может быть, например, искусственное создание задолженности стороны сделки перед другой стороной, и в семейных спорах мнимо созданные долговые обязательства серьезно ущемляют имущественные права супругов. Кроме того ВС разъяснил что «обе стороны мнимой сделки стремятся к сокрытию ее действительного смысла. Совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся». По общему правилу сделки супругов должны совершаться к их общей выгоде. Сделка, совершенная лишь для вида (мнимая сделка), имеет другие цели, а соответственно, и другие последствия. В наших случаях сделки совершаются с целью изменения перспектив раздела совместно нажитого имущества в пользу одного из супругов за счет другого супруга. Поэтому стороны мнимой сделки совершают все необходимые действия для того, чтобы подтвердить ее реальность, старательно оформляя все необходимые для этого документы (например, акты передачи имущества, расписки в получении денежных средств), что не составляет никакого труда. Ничтожная сделка недействительна независимо от судебного решения, но все же может быть оспорена в суде, однако не участвующий в такого рода сделках супруг лишен действенных способов защиты. Например, при договоре займа не участвующий в сделке супруг, на которого теперь возлагается бремя возвращения половины «общего» долга, лишен возможности оспаривать договор займа по безденежности (ст. 812 ГК РФ), поскольку управомоченным по таким делам является только непосредственный заемщик.

Установленный порядок раздела имущества супругов, в соответствии с которым общие долги супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям, не выполняет функцию защиты супруга от недобросовестных действий другого супруга, а лишь образует правовую возможность для злоупотреблений.

Статью «Раздел имущества супруга-ИП» читайте на сайте здесь.

Находясь в браке супруги заключили между собой нотариальный договор займа с обязательной выплатой 9 процентов годовых от суммы займа. В договоре не указано что он заключается между супругами, стороны идут как обычные физические лица. Супруг (занял деньги) мотивировал перед женой необходимость такого договора в интересах семьи. В нотариальном договоре сторонам разъяснена суть ст. ст. 1050, 1051 Гражданского кодекса Украины. Деньги супругой (заемщиком) были израсходованы на нужды семьи.

До окончания срока действия договора займа, брак был расторгнут по решению суда (спора об имуществе не было). Находясь уже в разводе супруг обратился к нотариусу для вынесения исполнительной надписи о взыскании суммы долга по договору займа. На этом основании государственной исполнительной службой открыто производство о принудительном взыскании с заемщика (жены) сумы долга.

Можно ли признать договор займа заключенный между супругами ничтожной сделкой поскольку деньги являлись общей совместной собственностью супругов и сам договор противоречит основным принципам гражданского и семейного кодексов Украины?

Или есть другие основания для признания договора ничтожной сделкой?

Присвоить статус

Присвоить VIP статус

Обратите внимание специалистов к своему вопросу, присвоив ему статус

  • Размещение вопроса выше остальных в течение 48 часов
  • Увеличение просмотров в 4-20 раз
  • Самый быстрый способ увеличить отклик

Подробнее об услуге

Выберите удобный для Вас спрособ оплаты:

Банковская карта (12 грн)

Для присвоения вопросу статуса отправьте SMS с текстом 91505+14248 на номер 3161 – стоимость 12,5 грн с учетом НДС. Дополнительно удерживается сбор в Пенсионный фонд в размере 7,5% от стоимости услуги без учета НДС. Для получения услуги необходимо отправить 1 SMS.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector